среда, 20 сентября 2017 г.

Елизовета Александровна Белова



Александр Николаевич Белов



Асамат Николаевич Балтаев



«Дипломатические подарки из Кабинета Его Величества восточным монархиям. Восточный вектор российской дипломатии. Османская империя. 1881 – 1917 гг.».


     Крстич Ольга Викторовна, научный сотрудник РГИА (Санкт – Петербург).
Скурлов Валентин Васильевич, кандидат искусствоведения (Санкт – Петербург).
«Дипломатические подарки из Кабинета Его Величества восточным монархиям. Восточный вектор российской дипломатии. Османская империя. 1881 – 1917 гг.». 
         В докладе впервые раскрывается вопрос о структуре и ассортименте подарков   и наград  -  материальном воплощении дипломатической политики российского государства в отношении восточных государств, на примере Османской империи,  во времена двух последних царствований, в эпоху Императоров Александра III и Николая II, то есть 1881 – 1917 гг. Восточными государства для Российской империи были Османская империя, Китай, Япония, Корея, Персия, Сиам, Афганистан. Все эти государства были монархиями При этом Египет и Ирак   были частью Османской империи, Индия и Цейлон   входили в состав Британской империи, Индокитай – колония Франции. В 1882 – 1914 гг. Египет формально принадлежал Османской империи, но на самом деле был оккупирован Великобританией и скорее был британским протекторатом, сохраняя высокую степень внутренней автономии.    
       Проявляли интерес российские политики к Тибету, а после объявления независимости Монголии в 1913 году осуществляли дипломатические контакты с монгольским Хутухтой.  Отдельно стоит вопрос о таких вассальных государствах, как Бухара и Хива. Подарки и награды для Эмира Бухарского и Хана Хивинского оплачивались за счет Военного министерства, то есть фактически эти государства рассматривались как оккупированные Российской империей. Правители этих государств получали   подарки высшей категории - медальоны с портретом российского Императора, что также   свидетельствовало о подчинении этих монархов Российской империи. Условно, к этой группе «восточных государств» можно отнести Эфиопию, дружественную России православную страну и Королевство Марокко.  
       В фонде 468 (Кабинет Его Величества) российского государственного исторического архива отложился корпус документов, связанных с подготовкой подарков по заказам Азиатского департамента Министерства Иностранных дел, а также непосредственно из Канцелярий Министерства двора, при организации поездок Императора и членов императорской семьи в восточные страны. Самым значительным вояжем в рассматриваемом историческом периоде 1881 – 1917 г. было путешествие Наследника Цесаревича Николая Александровича, будущего Императора Николая на Дальний Восток в 1890 – 1891 гг.
       Практически все монархи перечисленных стран посещали Москву и Санкт – Петербург во время Коронаций 1883 и 1896 гг. Как отмечал Евгений Фаберже «При посещении Петербурга иностранными монархами, в программу осмотра города   входил, согласно обычаю, визит в магазин Фаберже. Ни один монарх не отказывался от посещения фирмы» [1].  В свою очередь, на коронации монархов тех же стран прибывали полномочные представители российской Императорской семьи. Отдельные, весьма дорогие   подарки высылались к знаменательным датам, например,   к 25-летию пребывания на престоле Турецкого султана в 1901 г ( о чем идет речь далее).
        К числу дипломатических подарков относятся традиционные подарки уезжающим послам или полномочным представителям. Очень часто это были табакерки, как с портретом Императора, как более дорогие, так и с вензелем Императора. Часто послы и посланники получали награду (не подарок) в виде бриллиантового ордена. Например, более половины бриллиантовых знаков Ордена Белого Орла было вручено представителям восточных стран, в том числе:  Китая и Османской империи по  два, Японии – один, Сиама – один. [2, с.8].  Подарки и награды получала и весьма многочисленная свита гостей с Востока.  
Большинство подарков было по группе «Разных драгоценных вещей». Значение этой группы в структуре подарочного ассортимента Кабинета Е.В. за время царствования Николая II резко возросло. Если во времена царствования Александра III  (1881-1894) было вручено 290 подарков из этого «разряда» [3, с.36] (терминология чиновников Камерального управления Кабинета), то времена царствования Николая II, по нашим подсчетам  – уже более  1300 единиц.  Царствование последнего Императора длилось на по времени на 63 % дольше, то есть, при прежней практике награждений, количество «разных драгоценных» подарков должно было бы состояться в районе 470 единиц.
    Учитывались национальные и религиозные особенности. Например, Эфиопия – страна православная, поэтому Негусу и его супруге были вручены православные иконы. Очевидно, учитывая пожелания гостей, Эфиопскому Негусу были вручены ружья для охоты на слонов, вместе с соответствующим запасом патронов, а также   симфонион и граммофон от придворного поставщика Юлия Циммермана.   Биограф фирмы Г.Ч. Бэйнбридж упоминает о большом медном котле, диаметром метр и высотой 30 см,  который выполнила фирма Фаберже для Негуса Эфиопии Менелика, [4, p.8] но документы по этому котлу в архиве Кабинета Е.В. не обнаружены.  Возможно, что это был частный заказ эфиопов фирме.  Бухарскому эмиру  подарили полный духовой оркестр из 33 серебряных инструментов, на которых фирма Фаберже смонтировала личные инициалы Эмира. 
        Одна из главных традиций дипломатических отношений между монархами разных стран в Средние века - обмен подарками. В XVI–XVII веках в Стамбул регулярно отправлялись дары от русских царей, в Оружейной палате Московского Кремля сохранились подарки, привезенные послами от имени турецких султанов. В XVIII–XIX веках традиция несколько изменилась, и правители стали обмениваться ими по поводу важных государственных и семейных событий - вступления на престол, свадьбы, юбилея.
        Геополитические устремления Российской империи еще со времен Петра Великого во взаимоотношениях с Османской империи были направлены на свободный проход к Средиземному морю через проливы, принадлежащие с середины XV века Османской империи, с момента переименования Константинополя в Стамбул.  Непрерывные русско – турецкие войны на протяжении нескольких веков завершились в 1918 году.
        На протяжении всего периода войн и перемирий существовали и десятилетия, когда, уставшие от войн две мировые империи активно сотрудничали на дипломатическом поле.  У Турции, служившей стержнем Османской империи,   хватало своих забот, кроме России, в  поддержании порядка и территориальной целости империи. Особенно это касалось балканских и греческих владений османов, но также  армянских провинций Турции. Здесь османам опять приходилось встречаться с пророссийскими ставленниками. Мусульманское население Османской империи после 1860 г. составляло только половину общей численности. В этом отношении Российская империи была более монолитна. Присоединение Средней Азии и даже Кавказа еще не закончилось, а Бухара и Хива, будучи мусульманскими странами, формально были вассальными, но во многом самостоятельными государствами. Доля мусульман в России в 1897 г. не превышала 11 %. В 1856 г. численность населения Османской империи была 35,4 млн. чел., в 1881 г. – 17,4 млн., в 1906 г. – 21 млн. чел.  Российская империя в 1858 г. имела численность населения 74 млн. чел., то есть более чем в два раза более больше, а в 1897 г. уже 129 млн. чел, что в шесть раз больше   населения Османской империи.
        За период трех последних царствований: Александра II,  Александра III, Николая II Россия и Турция сталкивались на военном поле три раза. Вначале это была Крымская (или Восточная, как ее называют на Западе) война 1853 – 1856 гг., начатая еще императором Николаем I и закончившаяся поражение русской армии. Затем Балканская война 1877-1878 гг. с убедительным реваншем и присоединением двух новых губерний (Карсской и Ардаганской) и правом свободного пользования проливами с выходом в Средиземноморье. И наконец, жесточайшая бойня Первой мировой войны, в которой геополитическая цель Российской империи была совершенно определенная – овладение проливами Босфор и Дарданеллы. Причины таких геополитических устремлений лежат в основном в экономических интересах развивающейся российской буржуазии.
        Перерыв с 1856 по 1877 гг., 21 год в деятельности Кабинета Его Величества, входившего в состав Министерства Императорского двора, не отмечен большим количеством неизбежных дипломатических подарков между Турцией и Россией. Но следующий, более длительный перерыв в 36 лет, с 1878 по 1914 гг. – более интересен. Здесь мы видим подготовку и вручение серьезных подарков Турецкому Султану.
        Можно с определенностью говорить о концепции «мягкой силы», когда геополитические устремления Российской империи предпочтительно реализовывались  не путем военных угроз и военных действий, а путем налаживания добрососедских отношений демонстрацией все возрастающей   мощи Российской империи. При подборе подарков для Турецкого султана и его посланников, чрезвычайных и полномочных послов,    сотрудники Кабинета Его Величества учитывали восточный менталитет и тягу восточных вельмож к роскоши. При этом российским ювелирам приходилось вести негласную конкуренцию с придворными ювелирам Германской и Австро-Венгерской империи, которым турецкая знать и Султан давали заказы на исполнение похожих подарков, а именно – табакерок с портретом Султана. Согласно мусульманской традиции не допускалось изображение святых, тем более православных, поэтому исполнялись специальные варианты орденов с бриллиантами «для нехристиан» (они же «для мусульман»), где заменялось изображение святых государственным гербом. Также восточные вельможи любили русский орден Белого орла. Подарки для турецкого Султана и его министров готовили лучшие российские ювелиры, в том числе Карл Фаберже. В коллекции Национального музея в Стамбуле сейчас хранится около 100 таких подарочных предметов, в том числе знаменитый «Романовский Грифон», от Фаберже из жадеита с бриллиантами, стоимостью 7000 руб. (работа 1901 г.).  Однако беспрецедентным по цене в практике Кабинета его Величества был подарок 1898 г. от русского императора, а именно Трость с бриллиантами, ювелира Зефтигена,   30 932 руб. [5]. Для сравнения отметим, что Императорское коронационное яйцо 1897 г. от Фаберже имело цену 6 650 руб. [6, c. 12]
Султан Османской империи   Абдул-Хамид II (1842 – 1918). Получил хорошее образование, в особенности военное, путешествовал по Европе.   Правил  с 1876 по 1909. Кровавым султаном Турции его назвали за резню греков на Крите и другие жестокие акции. Ввиду категорического отказа султана исполнить требования держав о прекращении насилий над славянами (Лондонский протокол) Россия объявила Османской империи войну (24 апреля 1877 года). Несмотря на значительную помощь Англии, война окончилась полным поражением Турции. Сдал русским Адрианополь, захваченный Мурадом I, потерял власть на Балканах и в Северной Африке. Лишь организация «младотурки» смогла усмирить   султана,     после чего   покинул трон и был арестован. Этот султан Турции фактически был последним самодержавным    правителем Оттоманов со стандартными атрибутами всевластия. Пытался установить режим единоличной власти и сохранить территориальную целостность империи, опираясь на идеологию панисламизма. Стремительно слабеющая и распадающаяся Османская империя при нём окончательно превратилась в полуколонию европейских держав.
Подарок последнего российского самодержца Николая II султану Абдул-Гамиду II хранится в коллекции часов музея-дворца Топкапы в Стамбуле.  К началу XX века почти все правители Европы были лично знакомы между собой, турецкие властители неоднократно приезжали в Париж и другие столицы с государственными и частными визитами. Однако в России ни один из правителей Османской империи в связи со сложными отношениями между двумя странами не бывал. Тем не менее император Николай II счел своим долгом в 1900 отправить в Стамбул дорогостоящий подарок к 25-летнему юбилею правления султана - настольные часы в виде стоящего на задних лапах грифона, вооруженного мечом и круглым щитом. Грифон - главная фигура родового герба династии Романовых, выполнен из жадеита. Циферблатом является щит в его левой лапе, окружность которого инкрустирована 24 чередующимися рубинами и бриллиантами. По постаменту часов также проходит поясок из бриллиантов и роз. Нижняя часть постамента украшена тремя бриллиантовыми вставками (шифрами) - вензелем Николая II, тугрой султана Абдул-Гамида II и латинской цифрой XXV  в лавровом венке.  Эти Часы с Грифоном, стоимостью 2500 руб. предназначались для подарка Японскому императору, возвращены из российской миссии в Японии в феврале 1898 года, удорожены Фаберже до 7000 руб. [7]
         Приведем сокращенный Список  подарков из Кабинета Его Величества Турецкому Султану и его подданным   в 1891 – 1913 гг. Составлен по материалам  РГИА. Фонд 468. Оп. 43. Дела: 994, 995, 1002, 1003, 1016, 1018.
1891.  КИАЗЫМ БЕЙ, личный секретарь Его Величества Султана Турецкого - Табакерка с вензелем Императора Александра III, ювелир Кехли, 1970 руб.
1891. МАХМУД БЕЙ, личный секретарь турецкого мушира (маршала)  Фуад Паши – Портсигар серебряный. с золотым гербом, бриллиантом и рубином. Ювелир Фаберже, 200 руб.
1894.  ФУАД-ПАША, мушир (маршал) Турецкой службы, чрезвычайный посол. - Орден Белого Орла, ювелир Болин, 3880 руб.
1894.  СУЛТАН Турецкий Абдул Хамид II. - Серебряная рама к акварельному портрету Его Императорского Величества, 1800 руб.
1895. АХМЕД АЛИ ПАША, Турецкой свиты генерал-лейтенант.-  Перстень с бриллиантом, 1000 руб.(д.994, куплено от г-жи Альнье  1874 г.).
1895.  МУНИР-ПАША, обер – церемониймейстер   Турецкого Султана -  Табакерка, украшенная бриллиантами, ювелир Ган, 1514 руб.
1895. ФАРРАДЖ, писец при Российском Генеральном консульстве в Иерусалиме, турецкий подданный – Портсигар, серебряный с золотом. С государственным гербом, с бриллиантом, сапфиром и розами, ювелир Ган, 200 руб.
1898. ДЖЕВАД АЛИ, секретарь Турецкого Султана. - Табакерка с вензелем Императора Николая II, ювелир Кехли,  1080 руб.
1898.  СУЛТАН Турецкий Абдул Хамид II. - Трость с бриллиантами, ювелир Зефтиген,  30 932 руб. Ковш нефритовый, ювелир  Фаберже, 4500 руб. - Украшение для стола, серебряное, ювелир  Фаберже, 9500 руб.
1898. ТЕФЗИ БЕЙ, флигель-адъютант Турецкого султана – Портсигар золотой, эмалированный, с бриллиантами, ювелир Ган, 450 руб.
1899. МЕДЖИВ АГА, Лакей адъютанта Турецкого султана. – Портсигар серебряный, с орлом из роз, ювелир Бок, 48 руб. 40 коп.
1900  ТАКСИН БЕЙ, секретарь Турецкого Султана.-  Орден Св. Анны 1-ой степени для нехристиан, ювелир Ган, 2226 руб.
1900.  СУЛТАН Турецкий Абдул Хамид II. Рамка серебряная с императорской короной для большого портрета, панельного размера, фабрикант Грачев, 200 руб.
1901.  СУЛТАН Турецкий Абдул Хамид II. - Грифон с часами, ювелир Фаберже, 7000 руб.
1901. ТУРХАН – ПАША, Чрезвычайный Турецкий посол -  Орден Св. Александра Невского для нехристиан, ювелир Ган, 2294 руб.
1903. ТУРХАН-ПАША, Чрезвычайный посол Турецкого Султана. -  Табакерка с вензелем Николая II, ювелир Ган, 1825 руб.
1903. АГЛИО БЕЙ, Секретарь Чрезвычайного Турецкого посла Турхан Паши.-  Портсигар эмалевый, 375 руб.
1908. ХУСНИ – ПАША, Турецкий посол. - Орден Св. Александра Невского для нехристиан, ювелир Ган, 3000 руб.
1908. СУЛТАН Турецкий Абдул Хамид II. - Ларец серебряный эмалированный, с вензелем  «Н II» из бриллиантов, фабрикант Овчинников, 2000 руб.
1909. ТЕФТИК – ПАША, Турецкий посол.-  Орден Св. Александра Невского для нехристиан, ювелир Ган, 2000 руб.
1910. РИФААТ – ПАША, Турецкий посол.-  Орден Св. Александра Невского для нехристиан, ювелир Ган. 2000 руб.
1911.  МАХМУД   МУХТАР Паша, Турецкий министр, генерал. -  Орден Белого Орла, ювелир Бланк, 3500 руб.
1913. ТУРХАН-ПАША, Турецкий посол - Табакерка с портретом Николая II, ювелир Фаберже, 2550 руб.
Турхан Паша Пермети в 1901 – 1913 гг. получил три дорогих подарка – награды: орден Св. Александра Невского, табакерку с вензелем и табакерку с портретом Императора, работы Фаберже, с миниатюрой работы Василия Зуева.  Последний подарок опровергает устоявшееся мнение о том, что мусульманские государственные деятели не принимают подарков с портретами. Известно, что сам Султан заказывал у германских и венских ювелиров табакерки со своим портретом,  а также награждал ювелирными медальонами своих вассалов, например сербских королей династии Обреновичей.  
Посол Турхан – Паша Пермети (1839 – 1927), потомок знатного албанского рода.  После окончания учебы   служил  в Министерство иностранных дел Османской империи. Исполнял дипломатические функции при посольствах в Вене и Мадриде. Принимал участие в работе Берлинского конгресса в 1878 году и Гаагской мирной конференции в 1907 году. После провозглашения независимости Албании в марта 1914 вернулся на родину в Албанию и занялся формированием правительства, действуя вместе с принцем Вильгельмом I Видом. 7 марта 1914 года возглавил правительство Албании, стал временным главой государства в Дурресе,  в сентябре того же года был свергнут Эссад-пашой Топтани.
Анализ стоимости подарков, показывает, что для турецких подданных цена подарка была в полтора-два раза выше средней по группе, особенно по орденам. Для османов исполнялись эксклюзивные, нестандартные подарки, такие как «Романовский Грифон», дорогие ковши и серебряные украшения для стола. Это связано также с тем, что мастерство российских ювелиров было признано в мире как эталон, а лучшие турецкие ювелиры, среди которых преобладали армяне,  в начале 1910-х гг. выехали из Константинополя (Стамбула) в Париж. Многие из них в дальнейшем работали на фирму «Картье». Таким образом, российские ювелиры удовлетворяли потребность турецких вельмож в предметах роскоши.
В период с 1894 по 1908 гг. Турецкий Султан, если не считать безпрецедентной по цене трости в 30 932 руб. (1898 г.), получил подарков из Кабинета Его Величества на 25 000 руб., в том числе работы фирмы Фаберже на 21 000 руб.
В заключение отметим, что деятельность Министерства Императорского двора   и его структурного подразделения Камерального управления Кабинета Его Величества,   шла в тесном взаимодействии с работой Министерства Иностранных дел Российской империи и реализовывала как стратегическую, так и тактическую  политику по отношению к Османской империи. Опыт работы в подготовке подарков для руководителей восточных государств должен учитываться и в настоящее время в связи с тенденцией возрастания мощи турецкого государства и возрождения его геополитических устремлений.
                                    Литература.
1.      Евгений Фаберже. Краткая справка по истории фирмы «К. Фаберже», написана 13 февраля 1937 г. по запросу Г.Ч. Бэйнбриджа. Архив Татьяны Фаберже.
2.      В. Скурлов. Польского «Белого Орла» ищи на Востоке // АНТИКВАРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ,  СПб, 2001, № 3
3.      Кривенко B.C. Обзор деятельности Министерства Императорского двора и Уделов за время царствования в Бозе почившего Государя императора Александра III (1881–1894 гг.). СПб., 1901. – 436 с.
4.      Bainbridge H.Ch. Peter Carl Faberge. Goldsmith and jeweller to the Russian Imperial Court. His Life and Work. London. New York.Sidney.Toronto.1949. – 170 pp.
5.      Российский государственный исторический архив. (РГИА). Ф.468. Оп.43. Д. 994. «Трость, украшенная драгоценными камнями».
6.      Faberge Tatiana F., Skurlov Valentin V, Gafufullin Rufat F. A new chronology of Imperial Easter egg created by Faberge. St. Petersburg – Geneva, 1993 – 24 pp,
7.      Российский государственный исторический архив. (РГИА). Ф.468. Оп.43. Д. 1018. Раздел «Разные драгоценные вещи».





воскресенье, 17 сентября 2017 г.

Фаберже «вытягивает» Ульяновск


УЛПРЕСС
самый популярный сайт региона*

30 июня 2017
Фаберже «вытягивает» Ульяновск

  Уже не раз всем нам приходилось слышать, что культура и таланты могут развить и «модернизировать» даже те территории, которые в остальном мало чем выделяются, не слишком богаты ресурсами и предприятиями. Однако сама эта в общем-то неплохая идея так и останется мечтой и абстракцией, если не делать каких-то конкретных шагов и не учиться на конкретных примерах.
   Отличный образец в этом смысле — создание музея Василия Зуева в Чердаклах.

                                              Художник царского двора
     — Еще несколько лет назад мы и представить себе не могли, что в нашем поселке появится музей, связанный с мировой ювелирной историей и фирмой Фаберже. Как ни странно, о том, что в Чердаклах много лет жил известный на весь мир художник-миниатюрист, мы узнали от приезжего — кандидата искусствоведения, ученого секретаря мемориального фонда Фаберже Валентина Скурлова. С этого все и началось, — рассказывает директор упомянутого музея и глава Чердаклинского района Лариса Терехина.
По ее словам, сам музей официально открылся в декабре 2015 года, сейчас он имеет статус негосударственного. Очень способствовало продвижению данного проекта региональное Агентство передовых инициатив, технологий и проектов.
 — Василий Зуев — это то имя, которое способно культурно объединить разные муниципалитеты Ульяновской области и региональный центр: он родился в селе Кременки Старомайнского района, почти 30 лет жил и работал в Чердаклах и полгода просидел в Ульяновске — попал под репрессивную машину. Его многочисленные работы сейчас пребывают во многих музеях мира и частных коллекциях, именно его миниатюры украшают 11 знаменитых яиц Фаберже, созданных для царской семьи Романовых, — говорит директор.
«Фабер развивает»
   Хорошим поводом для того, чтобы рассказать о новой чердаклинской «точке притяжения» туристов, стал выход в 2017 году великолепного издания, посвященного Василию Зуеву.
Фотопортрет художника
  — Эту книгу создавал авторский коллектив, в ней по крупицам собрано то, что сейчас известно о нашем земляке. Издание роскошное, здесь не одна сотня цветных фотографий. Основной автор, конечно, Валентин Скурлов, он же обеспечил финансирование издание. Каким-то чудом в авторский коллектив попало и мое имя. Знаете, в среде знатоков истории ювелирного дела распространено такое присловье: «Фабер вытягивает». И действительно — собирание по крупицам сведений о Зуеве обогатило и развило сначала людей, которые этим занимались, а затем — и все пространство вокруг, — уверяет Терехина.
Она привела конкретный пример такого почти магического, развивающего влияния.
   — Вот недавно на День России в Ульяновск приезжал тайваньский коллектив The Formosa. Они заглянули и в Чердаклы, стали осматривать музей. Вижу, что им не слишком интересно: просто слушают. Но когда я открыла мировую карту, и они увидели, что несколько работ Зуева хранится в Тайбэе, столице Тайваня, это вызвало у них бурю эмоций. Они захотели сотрудничать с нами, пообещали рассказать о чердаклинском музее в своей стране. И этот эффект вполне понятен: ведь искусство миниатюриста Зуева хорошо известно за рубежом, оно имеет мировое значение.

                                                     Мадам Гребенщикова
  Кстати, в ульяновском художественном музее хранится единственный в нашем регионе оригинал миниатюры Василия Зуева — потрет госпожи Гребенщиковой. Он был создан мастером в 1922 году на слоновой кости.
   — Возникает вопрос: откуда Зуев мог взять слоновую кость в голодном для Поволжья 1922 году? Ведь он жил тогда уже в Чердаклах. Мы предположили, что он привез с собой бильярдные шары, которые делались из слоновой кости. Василий Иванович распиливал их и рисовал на распилах свои шедевры.
Наша собеседница уверена, что за те 25 лет, которые художник прожил в Чердаклах, он создал множество и других работ.
  — Ведь ему нужно было на что-то жить: он рисовал и близких, и жителей поселка. Наверняка какие-то из них сохранились в частных коллекциях, но владельцы даже не представляют их ценности.
В планах чердаклинского музея — создание в поселке аллеи в форме яиц Фаберже с миниатюрами местного мастера.
 — Уже 18 детских школ искусств по всему региону участвуют в различных конкурсах, связанных с нашим проектом. Мы поддерживаем активную переписку с Татьяной Фаберже — правнучкой великого ювелира. Благодаря этому уникальная коллекция музея в Чердаклах постоянно пополняется.
Лариса Терехина уверена, что имя Василия Зуева вполне может стать тем магнитом, который притянет в Ульяновск множество новых гостей.
  — Вот только один факт: в России сохранилось очень мало портретных миниатюр Зуева. Если художественный музей Ульяновска выставит на своем сайте фотографию портрета Гребенщиковой, то это обязательно заинтересует зарубежных богатых коллекционеров, которые приедут в областной центр просто для того, чтобы увидеть оригинал, — считает руководитель района.
                                                                                                                                    Евгений Нувитов

Медаль Екатерина II




Новая работа члена - корреспондента РАХ Сергея Ивановича Квашнина (г. Киров).







Портрет Екатерины II  делал около полутора лет  вечерами ,ночами  по часу    иногда больше .
Эта медаль исполнена примерно  230 -240 лет назад - автор: художник - медальер   Вехтер.
Следующую копию делал мастер Фелиппо.

Эта медаль  была у Екатерины II,  подарочной для послов разных государств того времени .
Прошло более 200 лет, мною сделана реплика этой медали . Работа сложная по исполнению.
Внизу под портретом три фамилии  мастеров -Вехтер ,Фелиппо ,Квашнин .
Эта медаль будет мною вручена в дар в честь 260 -летия Академии художеств  от всего сообщества Академиков .

С уважением Сергей Квашнин.

17 сентября 2017 г., г. Киров.