среда, 18 октября 2017 г.

М.Н.Лопато «Ювелиры Старого Петербурга». Издательство Государственного Эрмитажа, СПб, 2006. Редактор О.Э.Карпеева.

«ЮВЕЛИРЫ Старого Петербурга».
Рецензия Валентина Скурлова на книгу

 М.Н.Лопато «Ювелиры Старого Петербурга». Издательство Государственного Эрмитажа, СПб, 2006. Редактор О.Э.Карпеева.

    Монография состоит из вступления,  шести глав и трёх приложений. 163 иллюстрации.
    Приложения № 2 и № 3 занимают объём 60 стр. (всего в книге 272 стр.). Это выдержки из «Описи высочайшим указам и повелениям, хранящимся в С.-Петербургском Сенатском архиве за XVIII век». Составил П.Баранов. Т.1 – 3 (1720-1762). СПб, 1878. и выдержки из «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1828-1800 гг.  Автор монографии использовала алфавитный указатель петербургских ювелиров, составленный в 1907 г. бароном А. Е Фелькерзамом (напечатано в журнале «Старые годы») и снабдила выборку газетных статей,  справками из Фелькерзама.
   Глава 6 «Фирма Карла Фаберже» занимает 40 стр. (седьмая часть  монографии и пятая часть основного текста). Впервые полностью публикуется ценный документ – письмо Евгения Фаберже , отправленное 5 августа 1941 года из Парижа (оккупированного немцами) в Лейпциг, с предложением исправить ошибки в статье «Фаберже» из XI тома «Всеобщего лексикона изобразительных искусств Ульриха Тиме» (1915). К сожалению,  перевод  содержит немало ошибок. Ни одной фирме не уделено в монографии столько внимания, как фирме Фаберже. Оценки деятельности фирмы вызывают некоторое недоумение.

    В работе фирмы Фаберже автор отмечает пять  направлений ассортимента. Первое – это ювелирные украшения. Второе – изделия, которые в XVIII веке назывались «галантереей». Третье - камнерезные изделия, четвертое – серебряные работы. Наконец, пятое – императорские пасхальные яйца. «Однако доход фирмы (фирме ?-В.С.) приносила массовая продукция или, во всяком случае изделия, которые можно было тиражировать» (с.173) Хочется поспорить с таким предположением, поскольку отсутствуют статистические данные для такого смелого вывода, нет бухгалтерских документов. Нет данных об объёмах так называемой массовой продукции. В своих воспоминаниях дочь  московского ювелира  Артура Миткевича пишет, что в витрине Московского магазина вообще не было никакой продукции. Клиента ожидали шесть художников, которые по желанию заказчика разрабатывали и согласовывали нужный проект. Или мнение английского короля: «Король не должен иметь копий» - вот девиз одного из лучших английских клиентов Фаберже, короля Эдуарда VII. Вообразите ситуацию, когда две дамы приходят на бал в одинаковых украшениях от Фаберже. Отличительная черта фирмы Фаберже – это разнообразие,  о  тиражности не может быть и речи.
    
      Борьба с КИЧЕМ у Фаберже.
С.191 моногорафии:
«Одним из ярких образцов безвкусицы являются часы, заказанные в 1891 году по случаю 25-летия свадьбы Александра III и Марии Фёдоровны. Монументальные серебряные часы, стоящие на ониксовом постаменте, увенчаны двуглавым орлом с короной, у подножия помещён романовский грифон. Вокруг циферблата расположены 25 фигур летящих амуров. Форму часов и декор можно условно отнести ко времени Людовика XIV. На задней стороне перечислены имена 32 дарителей – членов императорского дома. Часы выполнены по проекту Леонтия Бенуа, модель скульптора Гуго Обера (надо Артур Обер – В.С.). Они отличаются претенциозностью, нелепостью замысла. Композиция нелогична и тяжеловесна, с нарушением пропорциональных соотношений. Дробное расчленение фасада производит неприятное впечатление какого-то месива, созданного многочисленными фигурами амуров. Музицирующие амуры странно сочетаются с довольно грозными фигурами грифона и орла, распростёршегося над всем этим мощные крылья.
     К явным произведениям кича можно отнести и серебряный шлем, который является коробкой для сигар. Прототипом ему послужил шлем, хранящийся в Оружейной палате, мастера XVII века Никиты Давыдова. Исполнение вполне мастерское и не вызывает претензий. Однако в снижении исторического образца, имевшего совершенно определённое назначение, до уровня бытовой вещицы – коробки для сигар – и заключается безвкусие. В связи с эти нельзя упомянуть и некоторые пасхальные яйца. Прежде всего, это яйцо «Московский Кремль» 1906 года, для которого в качестве основного компонента композиции выбран Успенский кафедральный собор. Яйцо-собор производит впечатление чего-то абсурдного (см. Словарь русского языка: «абсурд» - В.С.). Не менее страной выглядит идея изготовления яйца, поставленного на пушечные снаряды (1916). Она противоречит здравому смыслу и каноническому значению яйца как символа жизни. В данном случае не очень вразумительна мысль создателей. Идею можно понять двояко: жизнь под угрозой орудий смерти или жизнь защищена военными орудиями. Так или иначе, сочетание этих двух объектов вызывает неприятие, тем более, когда это касается радостного пасхального подарка.
       Можно привести ещё целый ряд примеров, где недостаток вкуса заказчиков или авторов не скрывает даже безупречное техническое исполнение. Однако в первую очередь Фаберже вошёл в историю искусства как создатель собственного стиля, который так и называется – «стиль Фаберже». В период, когда увлечение старыми стилями уходило в прошлое и они становились анахронизмом, ювелир намеренно стремился в своём творчестве наиболее точно их воссоздать, выбирая из старого арсенала самые характерные мотивы. Воспринятые через рацио художника XIX века, старинные формы и декор преобразовывались в НЕКИЙ ВТОРИЧНЫЙ ПРОДУКТ – РАФИНИРОВАННЫЙ, ХОЛОДНОВАТЫЙ  И ПРИТЯГАТЕЛЬНЫЙ СВОЕЙ КРАСИВОСТЬЮ» (выделено нами – В.С.)
      После такой большой цитаты, посмотрим определение «кича» в художественном словаре:
     КИТЧ (нем Kitsch, букв. – халтура, дурной вкус), к и ч – изделия или произведения, не отвечающие общепринятым представлениям о «прекрасном» и «изящном»; понятие «пошлости» является в данном контексте лучшим русским эквивалентом. Для К. характерны сентиментальность, выспренная патетика, крикливость цвета, нарочитый эклектизм, избыток декора, подделка под дорогие материалы. Это как бы дешёвый фантом прекрасного.
     Собственно китч как поток особого рода продукции, рассчитанной на удовлетворение «неразвитых вкусов», появляется в период промышленной революции XVIIIXIX вв., резко обозначившей социальную дифференциацию общества и соответственно контрастность художественных вкусов (хотя и до этого уже намечался подобный контраст, например, между «высоким искусством» иконы и «китчевой», дешёвой печатной картинкой с религиозным сюжетом). Искусство XX в бросает вызов китчу, сознательно и активно используя его в качестве одного из своих художественных приёмов (такова нарочито грубая «лубочность» ранних образов «Бубнового валета» либо же ироничность поп-арта, в игровой стихии которого творчески переосмысливаются предметы и мотивы массовой культуры). Современная культура показывает, что границы между высоким» и «низким» искусством, китчем и классикой условны и всякий раз зависят от конкретного контекста. (Терминологический Словарь АПОЛЛОН. Изобразительное и декоративное искусство. Архитектура. М.: 1997. НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. С.254)
Валентин Скурлов, октябрь 2006 года.
    Читатель может  соглашаться с утвержением автора монографии или выработать свою точку зрения. На наш взгляд, обвинение Фаберже в киче – по меньшей мере, неубедительно, а по большому счёту, ошибочно.

   Замеченные ошибки:
С.138: Роберт Кохун  был содержателем магазина «Никольс и Плинке» до 1880 года (года смерти), а не до 1878 года.
С.137: В деле «Братьев Грачёвых» числилось восемь братьев, а не только Михаил, Григорий и Симеон.
С.138. Звание поставщиков двора «Братья Грачёвы» получили звание придворных поставщиков в 1896 году, в 1901 году звание подтверждено.
С.140: Андрей Рёмплер не был оценщиком Кабинета в 1790 году. Он стал  оценщиком Кабинета  только в 1823 году. Также Ремплер не был «придворным ювелиром императоров Павла I и Александра I».
С.141: Ювелир Ян исполнил в 1831 году ожерелье за 169 601 руб. Надо указать, что эта сумма заплачена ассигнациями. В пересчёте на серебро это означает 55 000 руб. Фаберже исполнил в 1894 году ожерелье на 177 600 рублей серебром.
С.142. Один из братьев, Густав Болин умер в 1916 году. В 1916 году в Стокгольме открыл магазин Василий Андреевич Болин, двоюродный  Густава и Эдуарда Болин.
С.144:  Не было трёх братьев-ювелиров Зефтиген.  Было два брата-ювелира , а третий брат (старший) Эдуард Карлович  Зефтиген торговал в Гостином дворе мануфактурой.  Не было Адольфа Леопольдовича Зефтигена, оценщика Кабинета с 1861 года, был ювелир-оценщик Адольф-Леопольд Карлович Зефтиген.
С.147: Карл Бланк оценщик Кабинета с 1911 года, а  не с 1915 года.
С.147: Опечатка. Надо «проектант»
С.148. У автора: «В 1889 году в России действовали 55 ювелирных фирм и мастерских».  У Лабзина «Колумбова выставка 1893 года» -  52 фабрики и ОТНОСИТЕЛЬНО КРУПНЫХ (выделено нами – В.С.) мастерских, которые произвели продукции на 2 800 000 руб. Всего ювелирных и золото-серебряных  мастерских было около 4 000.
С.155: Опечатка. Художник  Бодаревский, а не Бондаревский..
С.156: А.С. Брагин умер в 1911 году, а перед этим два года лежал в больнице, поэтому не мог исполнить в 1910-х годах сервиз.
С.161: Первое пасхальное яйцо, которое Карл Фаберже предложил Александру III быо исполнено в 1885, а не в 1883 году.
С.162: «Ургё Оллила» - надо: Юрьё Оллила.
С.162: «Джоанна» - надо: Иоанна Таммерман.
С.162: «В ней было занято – как деталь производства – около 700 работников всех видов». Как понимать: «занято – как деталь производства»?
С.163: Франц Бирбаум родился не в 1873, а в 1872 году.
С.163: «Хольмштрём», правильно «Хольмстрём» (см. «Весь Петербург»)
С.163: Сын Августа Хольмстрёма Альберт родился в 1876, а не в 1877 г.
С.163: «Вигштрём» правильно называть Вигстрёмом, он умер в 1923 году, а не в 1929..
С.163: «Эдуард Колин». Надо:  Эрик Коллин.
С.163: Ювелирная выставка в Нюрнберге была в 1885 году, а не в 1884 году.
С.166: А. Леман был студентом Рисовальной Школы Императорского Общества поощрения художеств, но не ЦУТР бврона Штиглица.
С.175: «Шехтер», а надо: Шехтель.
С.175:  Барон Н. А. Клодт не работал у Фаберже. Работали его братья: Евгений и Константин.
С.177: Табакерку 1913 года к 300-летию Дома Романовых не мог  исполнить мастер М. Е. Перхин, который умер в 1903 году.
С.185: В книге Т.Фаберже, Л.Пролер и В.Скурлова, 1997 года опубликованы счета Фаберже на 42 пасхальных яица, а не на все 50 яиц.
С.190: «Гуго Обер». Обера звали Артур (Артемий). Был художник фирмы Гуго Эберг
С.193: «Хранящийся в Эрмитаже портрет Евгения Фаберже, написанный С.Яремичем, также подтверждает его близость к этому кругу художников («Мир Искусства» - В.С.)». На самом деле, это  автопортрет Евгения Фаберже.
С.196: Опечатка: «бругие работы». Надо: «другие».

       Книга М.Н. Лопато – свершившийся факт. В части, посвящённой Фаберже, монография доказывает, сколь велико творчество великого российского ювелира, насколько он ещё не понят, не освоен, не изучен.

«ЮВЕЛИРЫ Старого Петербурга». Рецензия Валентина Скурлова на книгу

«ЮВЕЛИРЫ Старого Петербурга».
Рецензия Валентина Скурлова на книгу

 М.Н.Лопато «Ювелиры Старого Петербурга». Издательство Государственного Эрмитажа, СПб, 2006. Редактор О.Э.Карпеева.

    Монография состоит из вступления,  шести глав и трёх приложений. 163 иллюстрации.
    Приложения № 2 и № 3 занимают объём 60 стр. (всего в книге 272 стр.). Это выдержки из «Описи высочайшим указам и повелениям, хранящимся в С.-Петербургском Сенатском архиве за XVIII век». Составил П.Баранов. Т.1 – 3 (1720-1762). СПб, 1878. и выдержки из «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1828-1800 гг.  Автор монографии использовала алфавитный указатель петербургских ювелиров, составленный в 1907 г. бароном А. Е Фелькерзамом (напечатано в журнале «Старые годы») и снабдила выборку газетных статей,  справками из Фелькерзама.
   Глава 6 «Фирма Карла Фаберже» занимает 40 стр. (седьмая часть  монографии и пятая часть основного текста). Впервые полностью публикуется ценный документ – письмо Евгения Фаберже , отправленное 5 августа 1941 года из Парижа (оккупированного немцами) в Лейпциг, с предложением исправить ошибки в статье «Фаберже» из XI тома «Всеобщего лексикона изобразительных искусств Ульриха Тиме» (1915). К сожалению,  перевод  содержит немало ошибок. Ни одной фирме не уделено в монографии столько внимания, как фирме Фаберже. Оценки деятельности фирмы вызывают некоторое недоумение.

    В работе фирмы Фаберже автор отмечает пять  направлений ассортимента. Первое – это ювелирные украшения. Второе – изделия, которые в XVIII веке назывались «галантереей». Третье - камнерезные изделия, четвертое – серебряные работы. Наконец, пятое – императорские пасхальные яйца. «Однако доход фирмы (фирме ?-В.С.) приносила массовая продукция или, во всяком случае изделия, которые можно было тиражировать» (с.173) Хочется поспорить с таким предположением, поскольку отсутствуют статистические данные для такого смелого вывода, нет бухгалтерских документов. Нет данных об объёмах так называемой массовой продукции. В своих воспоминаниях дочь  московского ювелира  Артура Миткевича пишет, что в витрине Московского магазина вообще не было никакой продукции. Клиента ожидали шесть художников, которые по желанию заказчика разрабатывали и согласовывали нужный проект. Или мнение английского короля: «Король не должен иметь копий» - вот девиз одного из лучших английских клиентов Фаберже, короля Эдуарда VII. Вообразите ситуацию, когда две дамы приходят на бал в одинаковых украшениях от Фаберже. Отличительная черта фирмы Фаберже – это разнообразие,  о  тиражности не может быть и речи.
    
      Борьба с КИЧЕМ у Фаберже.
С.191 моногорафии:
«Одним из ярких образцов безвкусицы являются часы, заказанные в 1891 году по случаю 25-летия свадьбы Александра III и Марии Фёдоровны. Монументальные серебряные часы, стоящие на ониксовом постаменте, увенчаны двуглавым орлом с короной, у подножия помещён романовский грифон. Вокруг циферблата расположены 25 фигур летящих амуров. Форму часов и декор можно условно отнести ко времени Людовика XIV. На задней стороне перечислены имена 32 дарителей – членов императорского дома. Часы выполнены по проекту Леонтия Бенуа, модель скульптора Гуго Обера (надо Артур Обер – В.С.). Они отличаются претенциозностью, нелепостью замысла. Композиция нелогична и тяжеловесна, с нарушением пропорциональных соотношений. Дробное расчленение фасада производит неприятное впечатление какого-то месива, созданного многочисленными фигурами амуров. Музицирующие амуры странно сочетаются с довольно грозными фигурами грифона и орла, распростёршегося над всем этим мощные крылья.
     К явным произведениям кича можно отнести и серебряный шлем, который является коробкой для сигар. Прототипом ему послужил шлем, хранящийся в Оружейной палате, мастера XVII века Никиты Давыдова. Исполнение вполне мастерское и не вызывает претензий. Однако в снижении исторического образца, имевшего совершенно определённое назначение, до уровня бытовой вещицы – коробки для сигар – и заключается безвкусие. В связи с эти нельзя упомянуть и некоторые пасхальные яйца. Прежде всего, это яйцо «Московский Кремль» 1906 года, для которого в качестве основного компонента композиции выбран Успенский кафедральный собор. Яйцо-собор производит впечатление чего-то абсурдного (см. Словарь русского языка: «абсурд» - В.С.). Не менее страной выглядит идея изготовления яйца, поставленного на пушечные снаряды (1916). Она противоречит здравому смыслу и каноническому значению яйца как символа жизни. В данном случае не очень вразумительна мысль создателей. Идею можно понять двояко: жизнь под угрозой орудий смерти или жизнь защищена военными орудиями. Так или иначе, сочетание этих двух объектов вызывает неприятие, тем более, когда это касается радостного пасхального подарка.
       Можно привести ещё целый ряд примеров, где недостаток вкуса заказчиков или авторов не скрывает даже безупречное техническое исполнение. Однако в первую очередь Фаберже вошёл в историю искусства как создатель собственного стиля, который так и называется – «стиль Фаберже». В период, когда увлечение старыми стилями уходило в прошлое и они становились анахронизмом, ювелир намеренно стремился в своём творчестве наиболее точно их воссоздать, выбирая из старого арсенала самые характерные мотивы. Воспринятые через рацио художника XIX века, старинные формы и декор преобразовывались в НЕКИЙ ВТОРИЧНЫЙ ПРОДУКТ – РАФИНИРОВАННЫЙ, ХОЛОДНОВАТЫЙ  И ПРИТЯГАТЕЛЬНЫЙ СВОЕЙ КРАСИВОСТЬЮ» (выделено нами – В.С.)
      После такой большой цитаты, посмотрим определение «кича» в художественном словаре:
     КИТЧ (нем Kitsch, букв. – халтура, дурной вкус), к и ч – изделия или произведения, не отвечающие общепринятым представлениям о «прекрасном» и «изящном»; понятие «пошлости» является в данном контексте лучшим русским эквивалентом. Для К. характерны сентиментальность, выспренная патетика, крикливость цвета, нарочитый эклектизм, избыток декора, подделка под дорогие материалы. Это как бы дешёвый фантом прекрасного.
     Собственно китч как поток особого рода продукции, рассчитанной на удовлетворение «неразвитых вкусов», появляется в период промышленной революции XVIIIXIX вв., резко обозначившей социальную дифференциацию общества и соответственно контрастность художественных вкусов (хотя и до этого уже намечался подобный контраст, например, между «высоким искусством» иконы и «китчевой», дешёвой печатной картинкой с религиозным сюжетом). Искусство XX в бросает вызов китчу, сознательно и активно используя его в качестве одного из своих художественных приёмов (такова нарочито грубая «лубочность» ранних образов «Бубнового валета» либо же ироничность поп-арта, в игровой стихии которого творчески переосмысливаются предметы и мотивы массовой культуры). Современная культура показывает, что границы между высоким» и «низким» искусством, китчем и классикой условны и всякий раз зависят от конкретного контекста. (Терминологический Словарь АПОЛЛОН. Изобразительное и декоративное искусство. Архитектура. М.: 1997. НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. С.254)
Валентин Скурлов, октябрь 2006 года.
    Читатель может  соглашаться с утвержением автора монографии или выработать свою точку зрения. На наш взгляд, обвинение Фаберже в киче – по меньшей мере, неубедительно, а по большому счёту, ошибочно.

   Замеченные ошибки:
С.138: Роберт Кохун  был содержателем магазина «Никольс и Плинке» до 1880 года (года смерти), а не до 1878 года.
С.137: В деле «Братьев Грачёвых» числилось восемь братьев, а не только Михаил, Григорий и Симеон.
С.138. Звание поставщиков двора «Братья Грачёвы» получили звание придворных поставщиков в 1896 году, в 1901 году звание подтверждено.
С.140: Андрей Рёмплер не был оценщиком Кабинета в 1790 году. Он стал  оценщиком Кабинета  только в 1823 году. Также Ремплер не был «придворным ювелиром императоров Павла I и Александра I».
С.141: Ювелир Ян исполнил в 1831 году ожерелье за 169 601 руб. Надо указать, что эта сумма заплачена ассигнациями. В пересчёте на серебро это означает 55 000 руб. Фаберже исполнил в 1894 году ожерелье на 177 600 рублей серебром.
С.142. Один из братьев, Густав Болин умер в 1916 году. В 1916 году в Стокгольме открыл магазин Василий Андреевич Болин, двоюродный  Густава и Эдуарда Болин.
С.144:  Не было трёх братьев-ювелиров Зефтиген.  Было два брата-ювелира , а третий брат (старший) Эдуард Карлович  Зефтиген торговал в Гостином дворе мануфактурой.  Не было Адольфа Леопольдовича Зефтигена, оценщика Кабинета с 1861 года, был ювелир-оценщик Адольф-Леопольд Карлович Зефтиген.
С.147: Карл Бланк оценщик Кабинета с 1911 года, а  не с 1915 года.
С.147: Опечатка. Надо «проектант»
С.148. У автора: «В 1889 году в России действовали 55 ювелирных фирм и мастерских».  У Лабзина «Колумбова выставка 1893 года» -  52 фабрики и ОТНОСИТЕЛЬНО КРУПНЫХ (выделено нами – В.С.) мастерских, которые произвели продукции на 2 800 000 руб. Всего ювелирных и золото-серебряных  мастерских было около 4 000.
С.155: Опечатка. Художник  Бодаревский, а не Бондаревский..
С.156: А.С. Брагин умер в 1911 году, а перед этим два года лежал в больнице, поэтому не мог исполнить в 1910-х годах сервиз.
С.161: Первое пасхальное яйцо, которое Карл Фаберже предложил Александру III быо исполнено в 1885, а не в 1883 году.
С.162: «Ургё Оллила» - надо: Юрьё Оллила.
С.162: «Джоанна» - надо: Иоанна Таммерман.
С.162: «В ней было занято – как деталь производства – около 700 работников всех видов». Как понимать: «занято – как деталь производства»?
С.163: Франц Бирбаум родился не в 1873, а в 1872 году.
С.163: «Хольмштрём», правильно «Хольмстрём» (см. «Весь Петербург»)
С.163: Сын Августа Хольмстрёма Альберт родился в 1876, а не в 1877 г.
С.163: «Вигштрём» правильно называть Вигстрёмом, он умер в 1923 году, а не в 1929..
С.163: «Эдуард Колин». Надо:  Эрик Коллин.
С.163: Ювелирная выставка в Нюрнберге была в 1885 году, а не в 1884 году.
С.166: А. Леман был студентом Рисовальной Школы Императорского Общества поощрения художеств, но не ЦУТР бврона Штиглица.
С.175: «Шехтер», а надо: Шехтель.
С.175:  Барон Н. А. Клодт не работал у Фаберже. Работали его братья: Евгений и Константин.
С.177: Табакерку 1913 года к 300-летию Дома Романовых не мог  исполнить мастер М. Е. Перхин, который умер в 1903 году.
С.185: В книге Т.Фаберже, Л.Пролер и В.Скурлова, 1997 года опубликованы счета Фаберже на 42 пасхальных яица, а не на все 50 яиц.
С.190: «Гуго Обер». Обера звали Артур (Артемий). Был художник фирмы Гуго Эберг
С.193: «Хранящийся в Эрмитаже портрет Евгения Фаберже, написанный С.Яремичем, также подтверждает его близость к этому кругу художников («Мир Искусства» - В.С.)». На самом деле, это  автопортрет Евгения Фаберже.
С.196: Опечатка: «бругие работы». Надо: «другие».

       Книга М.Н. Лопато – свершившийся факт. В части, посвящённой Фаберже, монография доказывает, сколь велико творчество великого российского ювелира, насколько он ещё не понят, не освоен, не изучен.

Эммануил НОБЕЛЬ - друг и лучший клиент Карла Фаберже.

Эммануил НОБЕЛЬ -  друг и лучший клиент Карла Фаберже.
К 150-летию со дня рождения Эммануила Людвиговича Нобеля (1859-1932).
В.В. Скурлов. Статья 2009.


      В главе «Частные заказы» своих знаменитых записок по истории фирмы Фаберже, главный мастер Франц Бирбаум констатирует переход после 1905 года к новой клиентуре:
      «В последнее десятилетие большое значение приобрела клиентура из финансового и торгового мира: короли биржи, сахара, нефти и др. Нужно сказать, что с ними было несравненно легче и приятнее работать. Почти всегда одарённые практическим умом, они не претендовали на художественную инициативу, не наваязывали нам своих идей и проектов. Они полагали, не без основания, что художник такой же специалист, как инженер или бухгалтер, и указка может только повредить. Очень часто, когда речь шла о подарке, они даже не определяли предмета. Назначали лишь предельную его стоимость и указывали лицо, которому подарок назначался, и по какому случаю он подносился. При таких условиях художник творил свободно, что очень цено, а затем чувствовал, что несёт полную ответсвенность за творимое, что не менее важно.
     Один из нефтяных королей – Э.Нобель отличался особой щедростью на подарки, иной раз казалось, что это главное его занятие и удовольствие. В мастерских всегда находились в работе несколько его заказов, и он время от времени приходил их осматривать. Часто бывало, что своё назначение подарок получал лишь по окончании работы. При ликвидации мастерских некоторые из его заказов так и остались незаконченными. Из его многочисленных заказов можно упомянуть большие каминные часы (репродукция из камня Храма огнепоклонников). Огни на угловых башнях изображены были полыми кусками родонита в виде пламени, внутри снабжены электрическими лампочками. Храм покоится на скале, у подножия которой помещались горельефные аллегорические фигуры торговли и промышленности. Часы эти были исполнены по рисунку художника Е.Якобсона . Большая ваза из родонита, поддерживаемая двумя фигурками стольников в костюмах времён Алексея Михайловича (местонахождение и изображение неизвестны – В.С.).  Круглый нефритовый стол с кариатидами – из серебра в стиле Ампир. Последние две вещи по моим рисункам.
      Большой любитель золотых работ, он питал особое пристрастие к эмалям: для некоторых его заказов были исполнены исключительной величины живописные эмалевые работы про золоту (местонахождение и изображение неизвестны – В.С.)»

     Первый биограф Карла Фаберже Генри Ч. Бэйнбридж вспоминает:
     « В качестве примера искуссства Фаберже я могу упомянуть ювелирные украшения, изготовленные по заказу д-ра Эммануила Нобеля, нефтяного короля из Стокгольма, племянника Альфреда Нобеля – учредителя Нобелевской премии. Он был человеком, для которого юбилей или годовщина его директоров и штата ничего не значила, если  не сопровождались памятными подарками «от Фаберже». Он был человеком весьма оригинальных идей, как многие другие знатные клиенты Фаберже: голландец Анри Ван Гильсе фан дер Пальс и его сводный брат Макс Отмар Нейшеллер из Швейцарии.
Для д-ра Нобеля званый обед не был обедом, если представленные на нём дамы не были должным образом. Как-то раз, желая напомнить о русской зиме, он решил напомнить о русской зиме, он решил подарить всем дамам по «сосульке».  Фаберже исполнил эту идею в виде брошей и кулонов из горного хрусталя с матовой поверхностью, усыпанной мелкими бриллиантами, имитирующими морозные узоры».
        К числу выдающихся произведений, исполненных для Э.Нобеля, кроме вышеперечисленных, можно отметить пасхальное яйцо, которое так и называется «Нобельское» и серию камнерезных фигурок «Русские типы», которые Франц Бирбаум называл «человеческим фигурками». Из почти 70 фигурок, исполненных фирмой, 22 принадлежали императору Николаю II  и примерно столько же Эммануилу Нобелю.      Очевидно, именно Нобелю принадлежит идея серии «городских типов», поскольку большинство из известных «типов» происходят из его коллекции.

(«АРХИВ» исполнить в особой рамке).

                                АРХИВ.
          Письмо Эммануила Нобеля Хакцелю.

                            Уважаемый господин министр.
        Некоторое время назад я писал Вам, господин министр, побужданмый к этому нашим общим знакомым господином Агафоном Фаберже. Указанием был платёж за издержки художнику господину Зуеву и при этом я обращался с просьбой о дружеском содействии в присылке мне небольшой статуэтки, которая уже стала моей,  другим путём, и переслать её при дружеском посредничестве.
       Кроме того, я хотел бы ещё раз побеспокоить Ваше превосходительство новым делом, очень интересующим меня. Один из моих знакомых в Ленинграде господин Форемни, Предтеченская улица, 55, владел некоторыми из принадлежащих мне статуэток, но был арестован до того, как успел передать их в Финский консулат в Петрограде или посольство или миссии в Москве с просьбой переслать их мне сюда в Стокгольм или в Кирьола – имение под Выборгом.
                      ПРИМЕЧАНИЯ.
      Архивный документ предоставил для публикации  доктор исторических наук А.И.Рупасов (Институт истории  РАН, СПб). Письмо находится в Архиве государственной полийии Финляндии.
      Письмо написано Эммануилом Нобелем послу Финляндии в 1924 году г-ну Хпкцелю, впоследствии министру иностроанных дел и премьер-министру Финляндии. Хакцель – один из лучших друзей Агафона Карловича Фаберже, помог ему устроиться в Финляндди после побега Агафона Фаберже с семьёй в декабре 1927 г.
Василий Зуев, художник-миниатюрист (1870-после 1931). После 1917 г. выехал на родину в город Чердаклы. Очевидно, Нобель хотел вернуть долг Василию Зуеву за выполненные до 1917 года миниатюры.
Э. Нобель просит прислать ему «статуэтки». Очевидно, это те самые каменные «человеческие фигурки» из серии «Русские типы», которые исполнялись на каменной фабрике Карла Фаберже на Английском проспекте и которые, как пишет Франц Бирбаум, «так и остались незаконченными при ликвидации мастерских».

Форемни – это управляющий домом на Невском проспекте, 11. Дом принадлежал А.Трейьергу, дочь которого Лидия была замужем за Агафоном Карловичем Фаберже. Лилия Александровна – бабушка Татьяны Фёдоровны Фаберже. Предтеченская улица – тепрь улица Черняховского.

Эксперт антикварных ювелирных изделий в условия современного рынка на постсоветском пространстве.

СКУРЛОВ  В.В., кандидат искусствоведения, эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, научный консультант по Фаберже Аукционного дома «Кристи», ученый секретарь Мемориального фонда Фаберже.

Эксперт антикварных ювелирных изделий в условия  современного рынка на постсоветском пространстве.
        Актуальность проблемы экспертизы  директор Государственного Эрмитажа проф.  Михаил Пиотровский отметил, предваряя  начало  IV Международного юридического форума, который прошел   18 - 21 июня 2014 г. в Спанкт-Петербурге, в помещениях Эрмитажа. Приехали  юристы самого высшего ранга из 72 стран:  "...Проблема экспертизы приобрела сейчас невероятную остроту в связи с огромными деньгами, которые крутятся на рынке искусства. Определение подлинности того или иного предмета становится чем-то вроде хождения по минному полю. Ошибка может стоить эксперту не только репутации, но и жизни. Между тем стопроцентной гарантии подлинности ни одна экспертиза дать не может. Поэтому эксперты уже боятся высказывать свое мнение, а музеи и вовсе стараются не проводить экспертиза. Ситуация нуждается в четкой правовой регламентации. . И не исключено, что предстоящая дискуссия позволит нащупать какие-то практические подходы к ней" (газета "Санкт - Петербургские ведомости", 9 июня 2014 г.).
       Рассмотрим проблему деятельности эксперта антикварных ювелирных изделий в условия  современного рынка на постсоветском пространстве.
        Новые явления в ситуации последнего 25-летия.  Изменения на рынке антиквариата, и особенно антиквариата ювелирных изделий,  можно смело сказать,  произошли исторические.   Его специфические особенности  для стран постсоветского пространства еще предстоит раскрыть, однако катастрофического отставания от западного понимания рынка нет. Это связано с дифференциацией рынка. Небольшая, но стратегически важная группа клиентов и потребителей антикварных ювелирных изделий уже через 10 лет после объявления независимости государств постсоветского пространства быстро освоилась на рынке «русских вещей» и взяла дело  свои руки. Эксперты КРИСТИ и СОТБИС отмечают появление в 2004 – 2005 гг. мощной руппы украинских коллекционеров  нуворищей.         Теперь эти две группы клиентов успешно потеснили старожилов рынка – американцев, единственные конкуренты для них  на рынке «фаберже» сейчас – это арабские шейхи.
        Русский отдел создан в 1973 г. на СОТБИС, в на  следующий год – в КРИСТИ В 1988 г. в Москве прошел первый и пока единственный аукцион русской живописи, он не имел продолжения, но способствовал появлению русской живописи в продаже на западных аукционах. В 1989 г. оба аукциона КРИСТИ и СОТБИС стали продавать живопись, а до этого были только иконы, предметы декоративно – прикладного и ювелирного  искусства  и.  особенно «фаберже», доля которого составляла в обороте не менее 25 – 35 % и сохраняется таковой до сих пор.  
       Общая особенность мирового рынка антиквариата  –  его закрытость. На Западе много внимания уделяют  вниманию уделяют юрилическому сопровождению сделок,  нотариальному оформлению. В странах постсоветского пространства об этом говорят как о далекой перспективе. Еще не настало время говорить о происхождении средств на приобретение коллекций.  На Западе многие вещи появляются из старинных, изученных коллекций, у нас эти вещи появляются «из воздуха», из небытия. 
      Много возникло антикварных магазинов,  а в них весомую долю занимают ювелирные отделы, но экспертов не хватает. Что новое – это появление Аукционныъ домов, которые пытаются строить свою работу по примеру старых  монополистов КРИСТИ и СОТБИС. Однако, вещей не хватает, хотя цены приближаются к  ценам этих прославленных аукционов. Вещей первого класса категорически не хватает.
Интерпретируя известные исторические лозунги, можно сказать, что в настоящее время «Кадры экспертов решают все», в первую очередь – дальнейшее стратегическое развитие рынка, а через него и культуры и искусства.
Русский отдел создан в 1973 г. на СОТБИС, в на  следующий год – в КРИСТИ. С 1989 г. эти аукционы стали годом ранее в Москве прошел, первый и единственный, исторический аукцион СОТБИС русской живописи. Была попытка в середине 90-х гг. создать общегосударственный Аукционный дом (было даже придумано навание «Москва») по типу французского «Дрюо» или австрийского «Доротеума» (не случайно, во Франции не проводятся аукционы мировых монстров СОТБИС и КРИСТИ), однако эта попытка не увенчалась успехом, в том числе и по причине пожара московского Манежа, где планировалось проводить торги. Возможно , Россия когда-то и придет к созданию такого Аукционного дома, но пока постепеннно  организуются небольшие Аукционные дома, как например,  в Санкт-Петербурге «Российсский Аукционный долм» (2009) или «Русские сезоны» (2007). Архивно – исторические  исследования – это то, чего нет в условиях СОТБИС, КРИСТИ , БОНАМС и МакДУГАЛЛ и тем более, вновь созданным российсским аукционам. 
Международная деятельность. В советское время с, а годом ранее в Москве прошел, первый и единственный, исторический аукцион. ать живопледующий год – в КРИСТИ. С 1989 г. эти аукционы стали продапоездки граждан на аукционы были из области фантастики, хотя некоторые эмигранты уже начинали работать в русском сегменте..
Еще особенность. К антикварным вещам коллекционеры требуют «Экспертные заключения».  За последние  25 лет выпущено искусствоведов, особенно после  «Миллениума» (2000-го года). Однако качество образования оставляет желать лучшего. Казалось бы этому отряду есть применение своим силам, так как возникли большие частные коллекции, однако коллекционеры не спешат знакомить свежеобученных «экспертов»-искусстведов  в свои коллекции.
       Глобальное распространение  изделий Фаберже началось ещё при жизни великого ювелира, главы самой знаменитой ювелирной фирмы XX столетия.  Звание  Поставщика Высочайшего двора  было присвоено  Карлу Фаберже в 1885 г. за поставку ювелирных  изделий для царского двора на сумму более 49 000 руб.  за предыдущие 19 лет, начиная с 1866 г.  После 1885 г. объем поставок двору резко увеличился за счет заказов для Кабинета его величества. Ювелирные, золотые и серебряные изделия от Кабинета его величества распространялись по всему миру в качестве «дипломатических подарков». Другой аспект глобализации связан с внешнеторговой деятельностью фирмы. После успеха на Всемирной выставке в Париже (1900),  в 1903 г. фирма открыла свой магазин в Лондоне. Биограф фирмы Г.Ч. Бэйнбридж отмечает, что список клиентов Лондонского магазина фирмы напоминал «Готский альманах», в нем присутствовали все аристократические дома Европы и мира. По книгам Лондонского магазина, сохраенных в Архиве Татьяны Фаберже (Женева), в период с 1906 – 1917 гг.  магазин посетили 1100 покупателей, продано более 5500 изделий.
        Карл Фаберже умер в 1920 г.,  и уже в 1927 г. предметы фирмы Фаберже продавались на аукционе «Кристи» в Лондоне. Большевики стали продавать изделия фирмы еще раньше, после конфискации предметов фирмы весной и летом 1919 г. в московском магазине (2400 изделий) и в  главной Петроградской конторе. Документальные следы международных продаж 1918 – 1927 гг. до сих пор не обнаружены в архивах Гохрана, Госторга и Московского Ювелирного Товарищества (МЮТ),  а за 1927 – 1936 гг. – в архиве Всесоюзного объединения «Антиквариат» и в архиве Наркомата внешней торговли.  На самом деле серьезных научных исследований еще не было.
       Практика продаж предполагает атрибуцию и экспертизу вещей, которые осуществляют эксперты антикварных домов «Кристи» и «Сотбис».
       Особенность массива   антикварных предметов Фаберже и его современников заключается в большом разнообразии ассортимента:
        - пасхальные яйца
        - камнерезные «человеческие» фигурки
        - часы настольные
        - рамки
        - портсигары
        - «фантазийные предметы»
        - ювелирные изделия
        - камнерезные изделия (анималистика, украшения для стола, украшения интерьера).
        - эмалевая группа
        - предметы религиозного культа
        - ордена, знаки, жетоны и медали
        - серебро, в том числе столовое и многое другое.
        Разнообразие ассортимента объясняется еще и тем, что многие изделия фирма Фаберже исполняла в единственном экземпляре, например,  литье с удалением воска,  по единственной модели. Это связано с  требованиями заказчиков.  Английский король Эдуард VII так и декларировал: «Король не должен иметь копий».  Другой высокопоставленный заказчик Эммануил Нобель  предпочитал платить вдвое,  чтобы иметь единственный экземпляр, вне тиража. Он же ввел понятие «закрепленной идеи», то есть изделия определенного фасона (например,  броши «морозный узор»), которое  покупал только он. Изделия для Ротшильда имели расцветку полосатую, «золотой и синий», это были его фирменные цвета сверхмиллионера.
     Поддделки являются имманентно присущей категорий антикварно – художественного рынка. «Слабых не подделывают». Спрос рождает предложение. Подделывать изделия Фаберже начали еще при жизни великого ювелира. Биограф фирмы Г.Ч.  Бэйнбридж указывает, что еще в 1930-е гг. он видел в Лондоне камнерезные цветочные композиции с фальшивыми клеймами Фаберже.  После выхода первых книги о творчестве Фаберже, монографий Г.Ч. Бэйнбриджа (1949 г.) и К.А. Сноумана (1953), в 50-е гг. прошлого века немецкие камнерезы принялись усердно копировать его произведения, удовлетворяя возросший спрос американских почитателей Фаберже.  В 50-е гг. в Париже работала группа бывших мастеров фирмы Фаберже,  исполнявшим  проекты  Евгения Карловича Фаберже (1874 – 1960). В этой группе работал и Федор Агафонович Фаберже (1904 -1971), однако он клеймил свои изделия персональным пуансоном «фита –Ф» и клеймом «Фаберже». Недобросовестные антиквары (Кеннет Сноуман и Леон Гринберг)  стирали  персональное  клеймо Федора и изделие выдавалось за подлинное,  «старого Фаберже». В конце 60-х гг. в Ленинграде успешно работала группа поддельщиков,  которую возглавил некий Зингер,  в  конце 70-х – начале 80-х гг. также в Ленинграде  еще более успешно работал группа поддельщиков, возглавляемая Михаилом Монастырским (1945 – 2007), ставшие персонажами широко известного  телефильма «Подпасок с огурцом». Изделия этой группы до сих пор встречаются на антикварном рынке.  Практика показывает, что наиболее успешно владеют  технологиями  Фаберже реставраторы. Новый виток подделок Фаберже связан с деятельностью выходцев из Советского Союза в  Нью-Йорке, начиная с конца  80-х гг. прошлого века и  работой  подобных  «умельцев» в Германии,  начиная с  1990-х годов.  На рубеже XX -  XXI на рынке появились подделки Фаберже, исполненные украинскими мастерами, что связано с расширением  и потребностями рынка.  Многие  мастера, постигнув технологии Фаберже, ушли в собственное творчество. Российские эксперты  (Т. Мунтян, В. Скурлов, А. Гилодо, Г. Смородинова, А. Иванов, С. Честных, И. Полторак)  уже более авторитетно  котируются среди российских и зарубежных коллекционеров, хотя до начала 90-х гг. лучшими знатоками рынка считались английские и американские  специалисты.   

       Комплексная  экспертиза предметов Фаберже включает в себя ряд отдельных экспертиз. Задача главного эксперта  правильно  поставить задачу экспертам направлений, собрать  промежуточные заключения,   а затем,  на основании  анализа экспертиз - сделать  интегральный  вывод  и атрибутировать изделие. 

     Комплексная экспертиза произведений  включает несколько специальных экспертиз:

         1.Искусствоведческо – стилистическая. Вначале делается общий вывод о возможной принадлежности предметов к множеству изделий Фаберже. Затем указывается стиль. Это многочисленные «людовики», Ренессанс, Ампир, древнерусский, русский и  неорусский стили, мавританский,  неогрек, египетский, персидский, византийский  и многие другие. В фирме были специалисты по многим стилям.  Художник Евгений Якобсон был специалистом по сиамскому стилю, а Виктора Аарне   Евгений Фаберже называл «наш Лалик»,  Аарне  был представителем модерна в фирме, хотя сам модерн был не характерен для фирмы, художники которой предпочитали классические стили.  Карл Фаберже считал, что лучше Лалика все равно не сделаешь, а быть «вторым Лаликом» они не хотели. Художники московского отделения были выдающимися специалистами по русскому стилю, но работали и в стиле модерн.
        Хорошие результаты дает анализ иконографического  и фотографического материала фирмы Фаберже,  который стал известен в последние 30 – 40 лет  в результате на систематических продаж изделий Фаберже на аукционах  «Сотбис» и «Кристи». Достаточно известны и проекты изделий, которые также имеются на рынке.

         2. Архивно – историческая экспертиза. На Западе большое внимание уделяется происхождению вещи. При продаже прилагаются многочисленные документальные свидетельства:  купчии, чеки магазинов, нотариально заверенные наследственные записи, каталоги предыдущих продаж, хотя  встречаются и   подделки подобных документов.  Наиболее ценными считаются подлинные счета фирм. Сейчас по такому пути, с приложением  счетов, идут аукционные дома при продаже изделий 1930 – 1940-х гг.  В современной России, документов, фиксирующих продажу изделий или передачу их по наследству, практически не сохранилось, равно как  чеков из комиссионных, антикварных магазинов или «Торгсина».  Архивно – историческую экспертизу  первым стал широко применять в международной практике руководитель Русского отдела Аукционного дома «Кристи» г-н Алексис де Тизенгаузен (в фирме с 1984 г.).  Подобную  практику использует аналогичный отдел дома «Сотбис», прибегая к услугам г-жи Татьяны Фаберже, в архиве которой хранятся подлинные товарные (инвентарные) книги Лондонского  магазина фирмы, что позволяет идентифицировать предметы, проданные в 1906 – 1917 гг. через Лондонский магазин.  Фирма Фаберже применяла так называемую «французскую систему» клеймения  изделий, инвентарные номера нацарапывались штихелем. Такую же систему применяла фирма «Картье» и в Женеве есть архив фирмы «Картье»,  где за определенное вознаграждение выдаются справки  о принадлежности изделия фирме и времени ее исполнения  на основании номера.  Базу данных изделий Фаберже  собрал в фондах Российского государственного исторического архива  директор Русского национального музея, владелец частного музея Фаберже в Баден – Баден г-н А.Н. Иванов. Большую работу по сбору результатов продаж изделий Фаберже на аукционах проделал исследователь г-жа К. Мак-Канлесс (США). К сожалению, нет подобной базы данных продаж и полного каталога – резонне  по другим фирмам – современникам Фаберже, таким как Болин, Сазиков,  Овчинников, Хлебников и другим. Здесь поле приложение сил исследователей.   Базой данных из 33 000 инвентарных номеров обладает Татьяна Фаберже. Разработка базы заняла более пяти лет.
      Если есть сведения по цене изделия во времена Фаберже, то можно определить примерную сопоставимую  цену антикварного изделия Фаберже.  В начале 2000-х гг. такой коэффициент эмпирическим путем определялся как 100. То –есть, если во времена Фаберже изделие стоило 100 руб., то при умножении на 100, цена его составляла уже 10 000, но не рублей а долларов. Важно знать, что на рубеже XIX XX вв. цена грамма золота составляла 1,5 руб. в чистоте. Обручальное кольцо весом 4 г 56-ой золотниковой пробы стоило 6 руб.  Самая распространенная цена бриллиантов была 80 – 120 руб. за карат, хотя были цены и 120 – 160 руб. за карат, но дороже (160 -220 руб.) встречались уже много реже. Цена  алмазов огранки «роза» чаще всего была 40 – 50 коп. за штуку. В изделиях часто применялись «полужемчужины», которые наклеивались в качестве декоративных элементов на рамки или по периметру часов. Такие «полужемчужины» стоили довольно дорого, по 50 коп. за штуку.

       3. Ювелирно – технологическая экспертиза. Главный мастер фирмы Фаберже Франц Бирбаум отмечал, что выучить стили достаточно просто, гораздо сложнее  овладеть методами ювелирной технологии. Каждый мастер фирмы Фаберже имел свой специфический почерк работы. Закрепщики мастерской  Хольмстрема имели любимые виды закрепки. Фирма Фаберже первой стала применять закрепку «галерейку»  и активно использовала фактуру т.н.  «самородного» золота и серебра. Мастерская Перхина использовала несколько любимых нарезок арматуры по борту изделия. Фаберже первый и единственный применял изделия из сплава «серебро – платина», часто применял трех-  и четырехцветное золото в одной композиции и вообще любил экспериментировать с технологиями.  Камнерезные изделия фирмы отличает тщательная выборка материала в самых потаенных местах фигурки животного,  куда очень сложно добраться инструментом. Эксперты редко прибегают к технологической экспертизе.  Могу назвать только видного специалиста по реставрации русских антикварных изделий – ювелира Николая Башмакова, с 1991 г. работающего в Нью-Йорке. В Петербурге такими специалистами являются бывший заведующий кафедрой ювелирного искусства Института народного искусства  Юрий Баскаков и генеральный директор фирмы «Грингор» Александр Горыня.

      4. Геммологическая и камнерезно – технологическая  экспертиза. Это  весьма сложная экспертиза. Есть много пособий по минералогии и опытный геммолог достаточно быстро определит  используемый камень. Сложнее с месторождением, но и это возможно. Должен насторожить  тот факт, что месторождение открыто только в 1920 – 1940-х гг. При подтверждении этого факта  эксперт должен сделать вывод о несоответствии изделия приписываемой фирме. При этом клейма на изделии могут быть подлинными, равно как и сама арматура. Просто арматура перенесена с другого изделия. Современная огранка практически не применялась в изделиях Фаберже. Из петербургских геммологов отмечу  М. Чижова, ранее работавшего долгие годы в  НИИювелирпроме, а также специалистов СПб Университета и Горного университета. В  Москве – геммологи МГУ и Университета геологоразведки, а также кандидат наук Инна Гончарова, бывший сотрудник Гохрана. Специалист, претендующий на звание эксперта изделий Фаберже,  обязан знать основные сорта таких камней как нефрит, горный хрусталь, несколько основных видов уральских яшм, родонита, кварца, сердолика, лазурита, должен знать, что такое пурпурин. Надо учитывать, что во времена Фаберже не было четкого различия между жадеитом, нефритом и бовенитом и даже серпентинитом и зеленым ониксом. Поэтому записям в счетах нельзя доверять полностью.  В быту были  и т.н. «торговые» названия, которые проникали и в счета фирмы Фаберже.  Например, горный хрусталь на Урале называли «топазом», в то время как сам топаз – «тяжеловесом». С 1890 г. фирма Фаберже стала  применять активно изделия из поделочных и полудрагоценных камней и к 1917 г. доля таких изделий достигла  половины в общем объеме производства. Эксперт  должен владеть минимальными понятиями о технологических методах обработки различных камней, но лучше  по вопросам технологии обращаться к опытным камнерезам и реставраторам.
 
        5. Пробирная экспертиза. Первые авторы монографий о Фаберже  англичане Г.Ч. Бэйнбридж  и  К.А. Сноуман (1953) ввели специальные главы по пробирным клеймам. Авторитет этих авторов долгие годы был так велик, что ошибки, допущенные ими, с трудом преодолеваются до сих пор. Известный Справочник проф. М.М. Постниковой – Лосевой (последнее издание 1983 г.) не дает полной картины применения Пробирной инструкции.  Только в  начале 2000-х гг., с появлением  научных работ российских исследователей В.В. Скурлова и А.Н. Иванова  появилось понимание использование алгоритма нанесения клейм в  разные периода работы фирмы Фаберже: до 1898 г. включительно, в период 1899 – 1908 и 1908 – 1917 гг.  Для Петербурга два подпериода: 1899 – 1904, когда работал управляющий СПб Пробирного управления Яков Ляпунов, клеймо с инициалами «ЯЛ» и 1904 – 1908, когда работал управляющий Александр Романов, с инициалами «АР»; в Москве с 1899 по 1908 г. управляющий Иван Лебедкин, инициалы  на клейме «ИЛ».  В дореволюционной Пробирной инструкции  определено, что при наличии одинаковых инициалов мастеров, пуансон – именник  должен был отличаться либо начертанием букв, либо наличием точек между или после букв, либо формой щитка, в котором заключены инициалы: прямоугольник, овал, ромб и т.п.  Иногда и мастера меняли форму щитка. Например, клеймо  руководителя главной мастерской фирмы Михаила Перхина до 1894 г. было заключено в прямоугольник, а после 1895 г. – в овал, с точкой посредине. Важно знать и историю включения отдельных мастеров в работу фирмы Фаберже. Например, мастер Я. Армфельд купил в 1908 г. мастерскую у Виктора Аарне, который выехал из Петербурга  в Выборг. Первая Серебряная артель в Петербурге была основана в январе 1908 г., ее костяк составляли бывшие работники мастерской Ю. Раппопорта и работала Артель  до 1911 г., пока не распалась. Клеймо Московской Серебряной фабрики фирмы «К.Фаберже»  обязательно было совмещено с двуглавым орлом – знаком Поставщика Высочайшего двора. А петербургское – без орла и без буквы «К». 
      Наибольшую трудность представляет экспертиза  предметов, составленных (собранных) из подлинных  элементов и поддельных (новоделов). Например, в изделии может быть использована подлинная арматура с натуральными клеймами, но основная часть предмета будут новодельными. Часто в изделиях с драгоценными и полудрагоценными камнями, эти камни на каком – то историческом этапе заменяются, например бриллианты подменяются фианитами.

      6. Товароведно – органолептическая экспертиза - метод определения показателей качества  на основе анализа восприятий органов чувств — зрения, обоняния, слуха, осязания, вкуса. Некоторые эксперты, имеющие значительный практический опыт, путем осязания  (туше) отличают шлифовку и полировку камнерезных изделий и фарфора, качество и подлинность   деревянных футляров. Многие эксперты на глаз  определяют прозрачность и  цветовые характеристики  камня. Есть понятие экспертов – дессинаторов, которые определяют не два-три, а несколько десятков оттенков цвета. По запаху можно определить качество и возраст клея, которым  мастера фирмы Фаберже соединяли каменные детали фигурок. Большое значение  товароведные  методы имеют при экспертизе деревянных футляров, где использовались ткани (сатин, велюр). Флаконы  для духов зачастую сохраняют и запах дореволюционных духов лучших парфюмерных фирм.
       Особенность изделий фирмы Фаберже и часто изделий его современников и партнеров (фирм К. Ган, Болин, Овчинникова, Хлебников, Денисова – Уральского, Рюкерта и др.), что эти изделия исполнялись из разных материалов, например  использовалась  слоновая кость (в часах и рамках), стекло (фацетированное,  в тех же часах и рамках), электрическая арматура из разных металлов, ткани (абажуры ламп), часто использовалась кожа. Поэтому назначается материаловедческая экспертиза, позволяющая установить время исполнения данных материалов и металлов.

       7. Графологическая экспертиза. Особенность изделий Фаберже в том, что они часто, более чем  в  две трети случаев, имеют нацарапанные номера. Качество графики  и почерк, которым написаны эти номера,   имеют свои особенности для петербургско – петроградского и московского отделений фирмы Фаберже. При наличии  фотографической базы таких номеров, назначается графологическая экспертиза, которая позволяет обнаружить сомнительные номера, нанесенные подельщиками.

        Помимо вышеперечисленных экспертиз могут быть назначены узкоспециальные экспертизы, например экспертизы икон;  миниатюр, исполненных акварелью или гуашью по кости, лукутинских коробок  и часовых механизмов; химико – технологические экспертизы  для  анализа  красок.   В сложных случаях икон и предметов религиозного  культа  лучше  обращаться в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева в Москве, который имеет лицензию Министерства культуры и массовых коммуникаций. Такую же лицензию имеет Научно – исследовательский институт реставрации того же министерства, где имеются специализированная лаборатория металла и штат высококвалифицированных экспертов и реставраторов.

         По желанию заказчика проводится и экспертизам цен и определения потенциальной стоимости. Ее особенность в том, что она одномоментная и применяется только для определенной территории.  Различия цен  во времени представлены различиями в пространстве.  В мире идет непрерывное движение цен. Есть такая особенность. Стоит  зафиксировать высокую цену на какой-то вид изделия, сейчас же в аукционные дома несут подобный ассортимент. Ориентиром цен Фаберже являются  цены главнейших мировых  аукционных домов «Кристи»,  «Сотбис» и «Бонамс»,  в какой-то степени германские, скандинавские и американские,  появляются   уже и российские аукционные дома.   Особенность рынка изделий Фаберже в том, что зафиксированная на аукционах цена ниже не становится, а количество изделий  высшего  и первого класса с годами только уменьшается. Этому способствует такая особенность российского коллекционирования, что изделия редко вторично или в третий раз выходят на рынок. Российские коллекционеры покупают не для инвестиций, а для коллекций, это тт.н. «восточный тип коллекционирования».  Большое значение придается возвращению изделий в Россию.  

                Литература.

      Макс Фридлендер. Об искусстве и знаточестве. М., 2013 (2-е изд.).
 Итоговые размышления выдающегося историка живописи, эксперта, музейного деятеля Макса Фридлендера посвящены центральным проблемам знаточеского искусствознания.
 Для широкого круга читателей, интересующихся теорией и историей изобразительного искусства.
Лопато М.Н. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII–XIX веков. – СПб.: Асторион, 2005. – 204 с.
 Лопато М.Н. Ювелиры Старого Петербурга. – СПб.: Изд-во «Эрмитаж», 2006. – 272 с.
  Лопато М.Н. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII – XIX веков. Автореферат дисс. на соиск. уч.  степ.  доктора искусствоведения. Санкт -Петербург, 2006. – 47 с.
 Мавродина Н.М. Работы камнерезов Колывани. Л.: Государственный Эрмитаж, 1990. – 196 с.
  Мавродина Н.М. Искусство екатеринбургских камнерезов. Каталог. СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2000. - 136 с.
 Мавродина Н.М. Искусство русских камнерезов XVIII XIX веков. Каталог коллекции.- СПб.: Изд-во Государственного Эрмитажа. 2007. – 560 с.
Мунтян М.Н. Мир Фаберже [Указатель мастеров и владельцев ювелирных фирм, фабрик и мастерских составлен Т.Н. Мунтян и В.В. Скурловым. С.246 - 255].– М.: Издательство Государственных музеев Московского Кремля, 1992. – 256 с.
125. Мунтян Т.Н. Фаберже. Великие ювелиры России. Сокровища Оружейной палаты. М.: Красная площадь, 2000. – 208 с.
 Mунтян Т.Н. Фаберже. Пасхальные подарки. М.: Табу. -  2003. – 84 с.
  Мунтян Т.Н. «Патриотическое художество А.К. Денисова – Уральского // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. – 2006 - № 6 (38). – С. 66 – 74.
  Мунтян Т.Н.  «Фигуры – портреты» фирмы Фаберже // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. 2007. № 5 (47). С. 74–82.
  Мунтян Т.Н.  Шедевры Фаберже из собрания фонда «Связь времен».- М.: АртЮнит. 2009. – 224 с. 
Постникова-Лосева М.М., Платонова Н.Г., Ульянова Б.Л. Золотое и серебряное дело XV-XX вв. (Территория СССР). - М.: Наука. - 376 с.
 Прейскурант Московского отделения фирмы К. Фаберже. – М., 1893; Репринт – 2000. – 30 с.
  Приемка и оценка драгоценных металлов. Руководство для скупочных пунктов. Торгсин.  - М., Л.: Внешторгиздат, 1933. - 60 с.
Синкенкес Дж. Руководство по обработке драгоценных и поделочных камней. М.: МИР, 1989. - 423 с.
    Скурлов В.В. (авт. вступ. статьи и публикатор). Бирбаум Ф.П. История фирмы «Фаберже». Записки главного мастера // Дружба народов. Вып.7. М.:  1993. С.223 – 239
    Скурлов В.В. Ювелиры и камнерезы Урала. Сборник мемуаров, статей и архивных документов по истории уральского ювелирного и камнерезного искусства. Автор-составитель В.В. Скурлов. СПб.; изд-во «Лики России», 2001. – 208 с.
   Скурлов В. В.  Первый аукцион Фаберже в новом столетии // Антикварное обозрение.  – 2001- № 2. – С. 4 – 5.
  Скурлов В.В. Камнерезная композиция  «Попугай» // Антикваiaтъ. Спец. выпуск журнала «Русский ювелир». – 2000.  – С. 28.
  Скурлов В.В. Человеческие фигурки. Карл Фаберже и его продолжатели // Антикварное обозрение. – 2005. – № 3. – С. 18 – 45.
  Скурлов В. «Церковные вещи – подарки из Кабинета Его Величества (1872 - 1917 годы». – Материалы конференции «Церковное искусство: модернизм и традиция». РАХ, СПб Академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина. 26-29 апреля 2004. СПб, 2005, с.115-121.
   Скурлов В.В. Камнерезные фигурки «Русские типы». // Ювелирное искусство и материальная культура (Тезисы докладов 15-го коллоквиума). -  Государственный Эрмитаж, 2006.- С. 64- 68.
  Скурлов В.В. Камнерезные фигурки фирмы Фаберже. Серия «Национальные типы». К вопросу составления каталога - резонне // Антикварное обозрение. – 2008. – № 3. – С. 34 – 43.          
  Скурлов В.В., Смородинова Г.Г. Фаберже и русские придворные ювелиры. – М.: Терра, 1992. – 344 с.
  Скурлов В.В. Пасхальное яйцо «Весенние цветы» // Ювелирное искусство и материальная культуры. Тезисы участников четырнадцатого семинара (11 – 16 апреля 2005 года). – СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2005. – С. 79 – 82.
   Скурлов В.В. Комплексная экспертиза произведений фирмы Фаберже // Международный художественный бизнес в контексте глобализации: материалы Всероссийской научно- практической конференции, 25 января 2007 года. – СПб.: СПбГУП, 2007. – С.85 – 87.        
  Тетерятников В.  Русская Золушка на мировых торгах // Мир музея. - 1993. - №1(129).- С. 52.
  Тихонов А.  Рынок и антиквариат. Русское искусство на Западе. 1985–2005. – М.: Экономика, 2006. – 679 с.
  Толмацкий В.А., Скурлов В.В., Иванов А.Н.  Антикварный рынок Петербурга. – СПб.: Лики России, 2008. – 520 с.
Фаберже – министр ювелирного искусства / Авт.-сост.  Фаберже Т.,  Скурлов В.. Под общей редакцией  В. В. Скурлова В.В.  – М.: Русь-Олимп, 2006. –  240 с.
 Фаберже: придворный ювелир. Каталог выставки/Авт.-сост. Г. фон Габсбург, М. Лопато. - СПб. - Вашингтон, 1993. – 476 с.
 Фаберже. Ювелир Романовых: Каталог выставки «Eвропалия» / Ред.-сост. Т.Н. Мунтян. – Брюссель, 2005. –  324 с.
 Фаберже Е.К. О. Фредман - Клюзель (1878 – 1959): «ближе к натуре, ближе к богу»: Некролог // Русская мысль. – 1960. – 13 марта.
 Фаберже О. Блестки. – М.: Изд-во «Россия», 1994. – 336 с.
 Фаберже Т., Горыня А., Скурлов В. Фаберже и петербургские ювелиры. – СПб.: Изд. «Журнал «Нева», 1997. – 704 с.- Второе дополненное издание, СПб, «Лики России», 2012. – 712 с.
  Фаберже Т., Скурлов В. История фирмы Фаберже. – СПб.: «Русские самоцветы», 1993. – 104 с.
  Фаберже Т., Скурлов В., Илюхин В. К. Фаберже и его продолжатеии. Камнерезные фигурки «Русские типы». – СПб.: Лики России. – 2009. – 640 с.
  Ферсман А.Е. Очерки по истории камня. В 2 т. Т. 1. - М.: Изд-во АН СССР, 1954.- 372 с.
  Ферсман А.Е. Очерки по истории камня. В 2 т. Т. 2. - М.: Изд-во АН СССР, 1961.- 372 с.



Эксперт антикварных ювелирных изделий в условия современного рынка на постсоветском пространстве.

СКУРЛОВ  В.В., кандидат искусствоведения, эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, научный консультант по Фаберже Аукционного дома «Кристи», ученый секретарь Мемориального фонда Фаберже.

Эксперт антикварных ювелирных изделий в условия  современного рынка на постсоветском пространстве.
        Актуальность проблемы экспертизы  директор Государственного Эрмитажа проф.  Михаил Пиотровский отметил, предваряя  начало  IV Международного юридического форума, который прошел   18 - 21 июня 2014 г. в Спанкт-Петербурге, в помещениях Эрмитажа. Приехали  юристы самого высшего ранга из 72 стран:  "...Проблема экспертизы приобрела сейчас невероятную остроту в связи с огромными деньгами, которые крутятся на рынке искусства. Определение подлинности того или иного предмета становится чем-то вроде хождения по минному полю. Ошибка может стоить эксперту не только репутации, но и жизни. Между тем стопроцентной гарантии подлинности ни одна экспертиза дать не может. Поэтому эксперты уже боятся высказывать свое мнение, а музеи и вовсе стараются не проводить экспертиза. Ситуация нуждается в четкой правовой регламентации. . И не исключено, что предстоящая дискуссия позволит нащупать какие-то практические подходы к ней" (газета "Санкт - Петербургские ведомости", 9 июня 2014 г.).
       Рассмотрим проблему деятельности эксперта антикварных ювелирных изделий в условия  современного рынка на постсоветском пространстве.
        Новые явления в ситуации последнего 25-летия.  Изменения на рынке антиквариата, и особенно антиквариата ювелирных изделий,  можно смело сказать,  произошли исторические.   Его специфические особенности  для стран постсоветского пространства еще предстоит раскрыть, однако катастрофического отставания от западного понимания рынка нет. Это связано с дифференциацией рынка. Небольшая, но стратегически важная группа клиентов и потребителей антикварных ювелирных изделий уже через 10 лет после объявления независимости государств постсоветского пространства быстро освоилась на рынке «русских вещей» и взяла дело  свои руки. Эксперты КРИСТИ и СОТБИС отмечают появление в 2004 – 2005 гг. мощной руппы украинских коллекционеров  нуворищей.         Теперь эти две группы клиентов успешно потеснили старожилов рынка – американцев, единственные конкуренты для них  на рынке «фаберже» сейчас – это арабские шейхи.
        Русский отдел создан в 1973 г. на СОТБИС, в на  следующий год – в КРИСТИ В 1988 г. в Москве прошел первый и пока единственный аукцион русской живописи, он не имел продолжения, но способствовал появлению русской живописи в продаже на западных аукционах. В 1989 г. оба аукциона КРИСТИ и СОТБИС стали продавать живопись, а до этого были только иконы, предметы декоративно – прикладного и ювелирного  искусства  и.  особенно «фаберже», доля которого составляла в обороте не менее 25 – 35 % и сохраняется таковой до сих пор.  
       Общая особенность мирового рынка антиквариата  –  его закрытость. На Западе много внимания уделяют  вниманию уделяют юрилическому сопровождению сделок,  нотариальному оформлению. В странах постсоветского пространства об этом говорят как о далекой перспективе. Еще не настало время говорить о происхождении средств на приобретение коллекций.  На Западе многие вещи появляются из старинных, изученных коллекций, у нас эти вещи появляются «из воздуха», из небытия. 
      Много возникло антикварных магазинов,  а в них весомую долю занимают ювелирные отделы, но экспертов не хватает. Что новое – это появление Аукционныъ домов, которые пытаются строить свою работу по примеру старых  монополистов КРИСТИ и СОТБИС. Однако, вещей не хватает, хотя цены приближаются к  ценам этих прославленных аукционов. Вещей первого класса категорически не хватает.
Интерпретируя известные исторические лозунги, можно сказать, что в настоящее время «Кадры экспертов решают все», в первую очередь – дальнейшее стратегическое развитие рынка, а через него и культуры и искусства.
Русский отдел создан в 1973 г. на СОТБИС, в на  следующий год – в КРИСТИ. С 1989 г. эти аукционы стали годом ранее в Москве прошел, первый и единственный, исторический аукцион СОТБИС русской живописи. Была попытка в середине 90-х гг. создать общегосударственный Аукционный дом (было даже придумано навание «Москва») по типу французского «Дрюо» или австрийского «Доротеума» (не случайно, во Франции не проводятся аукционы мировых монстров СОТБИС и КРИСТИ), однако эта попытка не увенчалась успехом, в том числе и по причине пожара московского Манежа, где планировалось проводить торги. Возможно , Россия когда-то и придет к созданию такого Аукционного дома, но пока постепеннно  организуются небольшие Аукционные дома, как например,  в Санкт-Петербурге «Российсский Аукционный долм» (2009) или «Русские сезоны» (2007). Архивно – исторические  исследования – это то, чего нет в условиях СОТБИС, КРИСТИ , БОНАМС и МакДУГАЛЛ и тем более, вновь созданным российсским аукционам. 
Международная деятельность. В советское время с, а годом ранее в Москве прошел, первый и единственный, исторический аукцион. ать живопледующий год – в КРИСТИ. С 1989 г. эти аукционы стали продапоездки граждан на аукционы были из области фантастики, хотя некоторые эмигранты уже начинали работать в русском сегменте..
Еще особенность. К антикварным вещам коллекционеры требуют «Экспертные заключения».  За последние  25 лет выпущено искусствоведов, особенно после  «Миллениума» (2000-го года). Однако качество образования оставляет желать лучшего. Казалось бы этому отряду есть применение своим силам, так как возникли большие частные коллекции, однако коллекционеры не спешат знакомить свежеобученных «экспертов»-искусстведов  в свои коллекции.
       Глобальное распространение  изделий Фаберже началось ещё при жизни великого ювелира, главы самой знаменитой ювелирной фирмы XX столетия.  Звание  Поставщика Высочайшего двора  было присвоено  Карлу Фаберже в 1885 г. за поставку ювелирных  изделий для царского двора на сумму более 49 000 руб.  за предыдущие 19 лет, начиная с 1866 г.  После 1885 г. объем поставок двору резко увеличился за счет заказов для Кабинета его величества. Ювелирные, золотые и серебряные изделия от Кабинета его величества распространялись по всему миру в качестве «дипломатических подарков». Другой аспект глобализации связан с внешнеторговой деятельностью фирмы. После успеха на Всемирной выставке в Париже (1900),  в 1903 г. фирма открыла свой магазин в Лондоне. Биограф фирмы Г.Ч. Бэйнбридж отмечает, что список клиентов Лондонского магазина фирмы напоминал «Готский альманах», в нем присутствовали все аристократические дома Европы и мира. По книгам Лондонского магазина, сохраенных в Архиве Татьяны Фаберже (Женева), в период с 1906 – 1917 гг.  магазин посетили 1100 покупателей, продано более 5500 изделий.
        Карл Фаберже умер в 1920 г.,  и уже в 1927 г. предметы фирмы Фаберже продавались на аукционе «Кристи» в Лондоне. Большевики стали продавать изделия фирмы еще раньше, после конфискации предметов фирмы весной и летом 1919 г. в московском магазине (2400 изделий) и в  главной Петроградской конторе. Документальные следы международных продаж 1918 – 1927 гг. до сих пор не обнаружены в архивах Гохрана, Госторга и Московского Ювелирного Товарищества (МЮТ),  а за 1927 – 1936 гг. – в архиве Всесоюзного объединения «Антиквариат» и в архиве Наркомата внешней торговли.  На самом деле серьезных научных исследований еще не было.
       Практика продаж предполагает атрибуцию и экспертизу вещей, которые осуществляют эксперты антикварных домов «Кристи» и «Сотбис».
       Особенность массива   антикварных предметов Фаберже и его современников заключается в большом разнообразии ассортимента:
        - пасхальные яйца
        - камнерезные «человеческие» фигурки
        - часы настольные
        - рамки
        - портсигары
        - «фантазийные предметы»
        - ювелирные изделия
        - камнерезные изделия (анималистика, украшения для стола, украшения интерьера).
        - эмалевая группа
        - предметы религиозного культа
        - ордена, знаки, жетоны и медали
        - серебро, в том числе столовое и многое другое.
        Разнообразие ассортимента объясняется еще и тем, что многие изделия фирма Фаберже исполняла в единственном экземпляре, например,  литье с удалением воска,  по единственной модели. Это связано с  требованиями заказчиков.  Английский король Эдуард VII так и декларировал: «Король не должен иметь копий».  Другой высокопоставленный заказчик Эммануил Нобель  предпочитал платить вдвое,  чтобы иметь единственный экземпляр, вне тиража. Он же ввел понятие «закрепленной идеи», то есть изделия определенного фасона (например,  броши «морозный узор»), которое  покупал только он. Изделия для Ротшильда имели расцветку полосатую, «золотой и синий», это были его фирменные цвета сверхмиллионера.
     Поддделки являются имманентно присущей категорий антикварно – художественного рынка. «Слабых не подделывают». Спрос рождает предложение. Подделывать изделия Фаберже начали еще при жизни великого ювелира. Биограф фирмы Г.Ч.  Бэйнбридж указывает, что еще в 1930-е гг. он видел в Лондоне камнерезные цветочные композиции с фальшивыми клеймами Фаберже.  После выхода первых книги о творчестве Фаберже, монографий Г.Ч. Бэйнбриджа (1949 г.) и К.А. Сноумана (1953), в 50-е гг. прошлого века немецкие камнерезы принялись усердно копировать его произведения, удовлетворяя возросший спрос американских почитателей Фаберже.  В 50-е гг. в Париже работала группа бывших мастеров фирмы Фаберже,  исполнявшим  проекты  Евгения Карловича Фаберже (1874 – 1960). В этой группе работал и Федор Агафонович Фаберже (1904 -1971), однако он клеймил свои изделия персональным пуансоном «фита –Ф» и клеймом «Фаберже». Недобросовестные антиквары (Кеннет Сноуман и Леон Гринберг)  стирали  персональное  клеймо Федора и изделие выдавалось за подлинное,  «старого Фаберже». В конце 60-х гг. в Ленинграде успешно работала группа поддельщиков,  которую возглавил некий Зингер,  в  конце 70-х – начале 80-х гг. также в Ленинграде  еще более успешно работал группа поддельщиков, возглавляемая Михаилом Монастырским (1945 – 2007), ставшие персонажами широко известного  телефильма «Подпасок с огурцом». Изделия этой группы до сих пор встречаются на антикварном рынке.  Практика показывает, что наиболее успешно владеют  технологиями  Фаберже реставраторы. Новый виток подделок Фаберже связан с деятельностью выходцев из Советского Союза в  Нью-Йорке, начиная с конца  80-х гг. прошлого века и  работой  подобных  «умельцев» в Германии,  начиная с  1990-х годов.  На рубеже XX -  XXI на рынке появились подделки Фаберже, исполненные украинскими мастерами, что связано с расширением  и потребностями рынка.  Многие  мастера, постигнув технологии Фаберже, ушли в собственное творчество. Российские эксперты  (Т. Мунтян, В. Скурлов, А. Гилодо, Г. Смородинова, А. Иванов, С. Честных, И. Полторак)  уже более авторитетно  котируются среди российских и зарубежных коллекционеров, хотя до начала 90-х гг. лучшими знатоками рынка считались английские и американские  специалисты.   

       Комплексная  экспертиза предметов Фаберже включает в себя ряд отдельных экспертиз. Задача главного эксперта  правильно  поставить задачу экспертам направлений, собрать  промежуточные заключения,   а затем,  на основании  анализа экспертиз - сделать  интегральный  вывод  и атрибутировать изделие. 

     Комплексная экспертиза произведений  включает несколько специальных экспертиз:

         1.Искусствоведческо – стилистическая. Вначале делается общий вывод о возможной принадлежности предметов к множеству изделий Фаберже. Затем указывается стиль. Это многочисленные «людовики», Ренессанс, Ампир, древнерусский, русский и  неорусский стили, мавританский,  неогрек, египетский, персидский, византийский  и многие другие. В фирме были специалисты по многим стилям.  Художник Евгений Якобсон был специалистом по сиамскому стилю, а Виктора Аарне   Евгений Фаберже называл «наш Лалик»,  Аарне  был представителем модерна в фирме, хотя сам модерн был не характерен для фирмы, художники которой предпочитали классические стили.  Карл Фаберже считал, что лучше Лалика все равно не сделаешь, а быть «вторым Лаликом» они не хотели. Художники московского отделения были выдающимися специалистами по русскому стилю, но работали и в стиле модерн.
        Хорошие результаты дает анализ иконографического  и фотографического материала фирмы Фаберже,  который стал известен в последние 30 – 40 лет  в результате на систематических продаж изделий Фаберже на аукционах  «Сотбис» и «Кристи». Достаточно известны и проекты изделий, которые также имеются на рынке.

         2. Архивно – историческая экспертиза. На Западе большое внимание уделяется происхождению вещи. При продаже прилагаются многочисленные документальные свидетельства:  купчии, чеки магазинов, нотариально заверенные наследственные записи, каталоги предыдущих продаж, хотя  встречаются и   подделки подобных документов.  Наиболее ценными считаются подлинные счета фирм. Сейчас по такому пути, с приложением  счетов, идут аукционные дома при продаже изделий 1930 – 1940-х гг.  В современной России, документов, фиксирующих продажу изделий или передачу их по наследству, практически не сохранилось, равно как  чеков из комиссионных, антикварных магазинов или «Торгсина».  Архивно – историческую экспертизу  первым стал широко применять в международной практике руководитель Русского отдела Аукционного дома «Кристи» г-н Алексис де Тизенгаузен (в фирме с 1984 г.).  Подобную  практику использует аналогичный отдел дома «Сотбис», прибегая к услугам г-жи Татьяны Фаберже, в архиве которой хранятся подлинные товарные (инвентарные) книги Лондонского  магазина фирмы, что позволяет идентифицировать предметы, проданные в 1906 – 1917 гг. через Лондонский магазин.  Фирма Фаберже применяла так называемую «французскую систему» клеймения  изделий, инвентарные номера нацарапывались штихелем. Такую же систему применяла фирма «Картье» и в Женеве есть архив фирмы «Картье»,  где за определенное вознаграждение выдаются справки  о принадлежности изделия фирме и времени ее исполнения  на основании номера.  Базу данных изделий Фаберже  собрал в фондах Российского государственного исторического архива  директор Русского национального музея, владелец частного музея Фаберже в Баден – Баден г-н А.Н. Иванов. Большую работу по сбору результатов продаж изделий Фаберже на аукционах проделал исследователь г-жа К. Мак-Канлесс (США). К сожалению, нет подобной базы данных продаж и полного каталога – резонне  по другим фирмам – современникам Фаберже, таким как Болин, Сазиков,  Овчинников, Хлебников и другим. Здесь поле приложение сил исследователей.   Базой данных из 33 000 инвентарных номеров обладает Татьяна Фаберже. Разработка базы заняла более пяти лет.
      Если есть сведения по цене изделия во времена Фаберже, то можно определить примерную сопоставимую  цену антикварного изделия Фаберже.  В начале 2000-х гг. такой коэффициент эмпирическим путем определялся как 100. То –есть, если во времена Фаберже изделие стоило 100 руб., то при умножении на 100, цена его составляла уже 10 000, но не рублей а долларов. Важно знать, что на рубеже XIX XX вв. цена грамма золота составляла 1,5 руб. в чистоте. Обручальное кольцо весом 4 г 56-ой золотниковой пробы стоило 6 руб.  Самая распространенная цена бриллиантов была 80 – 120 руб. за карат, хотя были цены и 120 – 160 руб. за карат, но дороже (160 -220 руб.) встречались уже много реже. Цена  алмазов огранки «роза» чаще всего была 40 – 50 коп. за штуку. В изделиях часто применялись «полужемчужины», которые наклеивались в качестве декоративных элементов на рамки или по периметру часов. Такие «полужемчужины» стоили довольно дорого, по 50 коп. за штуку.

       3. Ювелирно – технологическая экспертиза. Главный мастер фирмы Фаберже Франц Бирбаум отмечал, что выучить стили достаточно просто, гораздо сложнее  овладеть методами ювелирной технологии. Каждый мастер фирмы Фаберже имел свой специфический почерк работы. Закрепщики мастерской  Хольмстрема имели любимые виды закрепки. Фирма Фаберже первой стала применять закрепку «галерейку»  и активно использовала фактуру т.н.  «самородного» золота и серебра. Мастерская Перхина использовала несколько любимых нарезок арматуры по борту изделия. Фаберже первый и единственный применял изделия из сплава «серебро – платина», часто применял трех-  и четырехцветное золото в одной композиции и вообще любил экспериментировать с технологиями.  Камнерезные изделия фирмы отличает тщательная выборка материала в самых потаенных местах фигурки животного,  куда очень сложно добраться инструментом. Эксперты редко прибегают к технологической экспертизе.  Могу назвать только видного специалиста по реставрации русских антикварных изделий – ювелира Николая Башмакова, с 1991 г. работающего в Нью-Йорке. В Петербурге такими специалистами являются бывший заведующий кафедрой ювелирного искусства Института народного искусства  Юрий Баскаков и генеральный директор фирмы «Грингор» Александр Горыня.

      4. Геммологическая и камнерезно – технологическая  экспертиза. Это  весьма сложная экспертиза. Есть много пособий по минералогии и опытный геммолог достаточно быстро определит  используемый камень. Сложнее с месторождением, но и это возможно. Должен насторожить  тот факт, что месторождение открыто только в 1920 – 1940-х гг. При подтверждении этого факта  эксперт должен сделать вывод о несоответствии изделия приписываемой фирме. При этом клейма на изделии могут быть подлинными, равно как и сама арматура. Просто арматура перенесена с другого изделия. Современная огранка практически не применялась в изделиях Фаберже. Из петербургских геммологов отмечу  М. Чижова, ранее работавшего долгие годы в  НИИювелирпроме, а также специалистов СПб Университета и Горного университета. В  Москве – геммологи МГУ и Университета геологоразведки, а также кандидат наук Инна Гончарова, бывший сотрудник Гохрана. Специалист, претендующий на звание эксперта изделий Фаберже,  обязан знать основные сорта таких камней как нефрит, горный хрусталь, несколько основных видов уральских яшм, родонита, кварца, сердолика, лазурита, должен знать, что такое пурпурин. Надо учитывать, что во времена Фаберже не было четкого различия между жадеитом, нефритом и бовенитом и даже серпентинитом и зеленым ониксом. Поэтому записям в счетах нельзя доверять полностью.  В быту были  и т.н. «торговые» названия, которые проникали и в счета фирмы Фаберже.  Например, горный хрусталь на Урале называли «топазом», в то время как сам топаз – «тяжеловесом». С 1890 г. фирма Фаберже стала  применять активно изделия из поделочных и полудрагоценных камней и к 1917 г. доля таких изделий достигла  половины в общем объеме производства. Эксперт  должен владеть минимальными понятиями о технологических методах обработки различных камней, но лучше  по вопросам технологии обращаться к опытным камнерезам и реставраторам.
 
        5. Пробирная экспертиза. Первые авторы монографий о Фаберже  англичане Г.Ч. Бэйнбридж  и  К.А. Сноуман (1953) ввели специальные главы по пробирным клеймам. Авторитет этих авторов долгие годы был так велик, что ошибки, допущенные ими, с трудом преодолеваются до сих пор. Известный Справочник проф. М.М. Постниковой – Лосевой (последнее издание 1983 г.) не дает полной картины применения Пробирной инструкции.  Только в  начале 2000-х гг., с появлением  научных работ российских исследователей В.В. Скурлова и А.Н. Иванова  появилось понимание использование алгоритма нанесения клейм в  разные периода работы фирмы Фаберже: до 1898 г. включительно, в период 1899 – 1908 и 1908 – 1917 гг.  Для Петербурга два подпериода: 1899 – 1904, когда работал управляющий СПб Пробирного управления Яков Ляпунов, клеймо с инициалами «ЯЛ» и 1904 – 1908, когда работал управляющий Александр Романов, с инициалами «АР»; в Москве с 1899 по 1908 г. управляющий Иван Лебедкин, инициалы  на клейме «ИЛ».  В дореволюционной Пробирной инструкции  определено, что при наличии одинаковых инициалов мастеров, пуансон – именник  должен был отличаться либо начертанием букв, либо наличием точек между или после букв, либо формой щитка, в котором заключены инициалы: прямоугольник, овал, ромб и т.п.  Иногда и мастера меняли форму щитка. Например, клеймо  руководителя главной мастерской фирмы Михаила Перхина до 1894 г. было заключено в прямоугольник, а после 1895 г. – в овал, с точкой посредине. Важно знать и историю включения отдельных мастеров в работу фирмы Фаберже. Например, мастер Я. Армфельд купил в 1908 г. мастерскую у Виктора Аарне, который выехал из Петербурга  в Выборг. Первая Серебряная артель в Петербурге была основана в январе 1908 г., ее костяк составляли бывшие работники мастерской Ю. Раппопорта и работала Артель  до 1911 г., пока не распалась. Клеймо Московской Серебряной фабрики фирмы «К.Фаберже»  обязательно было совмещено с двуглавым орлом – знаком Поставщика Высочайшего двора. А петербургское – без орла и без буквы «К». 
      Наибольшую трудность представляет экспертиза  предметов, составленных (собранных) из подлинных  элементов и поддельных (новоделов). Например, в изделии может быть использована подлинная арматура с натуральными клеймами, но основная часть предмета будут новодельными. Часто в изделиях с драгоценными и полудрагоценными камнями, эти камни на каком – то историческом этапе заменяются, например бриллианты подменяются фианитами.

      6. Товароведно – органолептическая экспертиза - метод определения показателей качества  на основе анализа восприятий органов чувств — зрения, обоняния, слуха, осязания, вкуса. Некоторые эксперты, имеющие значительный практический опыт, путем осязания  (туше) отличают шлифовку и полировку камнерезных изделий и фарфора, качество и подлинность   деревянных футляров. Многие эксперты на глаз  определяют прозрачность и  цветовые характеристики  камня. Есть понятие экспертов – дессинаторов, которые определяют не два-три, а несколько десятков оттенков цвета. По запаху можно определить качество и возраст клея, которым  мастера фирмы Фаберже соединяли каменные детали фигурок. Большое значение  товароведные  методы имеют при экспертизе деревянных футляров, где использовались ткани (сатин, велюр). Флаконы  для духов зачастую сохраняют и запах дореволюционных духов лучших парфюмерных фирм.
       Особенность изделий фирмы Фаберже и часто изделий его современников и партнеров (фирм К. Ган, Болин, Овчинникова, Хлебников, Денисова – Уральского, Рюкерта и др.), что эти изделия исполнялись из разных материалов, например  использовалась  слоновая кость (в часах и рамках), стекло (фацетированное,  в тех же часах и рамках), электрическая арматура из разных металлов, ткани (абажуры ламп), часто использовалась кожа. Поэтому назначается материаловедческая экспертиза, позволяющая установить время исполнения данных материалов и металлов.

       7. Графологическая экспертиза. Особенность изделий Фаберже в том, что они часто, более чем  в  две трети случаев, имеют нацарапанные номера. Качество графики  и почерк, которым написаны эти номера,   имеют свои особенности для петербургско – петроградского и московского отделений фирмы Фаберже. При наличии  фотографической базы таких номеров, назначается графологическая экспертиза, которая позволяет обнаружить сомнительные номера, нанесенные подельщиками.

        Помимо вышеперечисленных экспертиз могут быть назначены узкоспециальные экспертизы, например экспертизы икон;  миниатюр, исполненных акварелью или гуашью по кости, лукутинских коробок  и часовых механизмов; химико – технологические экспертизы  для  анализа  красок.   В сложных случаях икон и предметов религиозного  культа  лучше  обращаться в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева в Москве, который имеет лицензию Министерства культуры и массовых коммуникаций. Такую же лицензию имеет Научно – исследовательский институт реставрации того же министерства, где имеются специализированная лаборатория металла и штат высококвалифицированных экспертов и реставраторов.

         По желанию заказчика проводится и экспертизам цен и определения потенциальной стоимости. Ее особенность в том, что она одномоментная и применяется только для определенной территории.  Различия цен  во времени представлены различиями в пространстве.  В мире идет непрерывное движение цен. Есть такая особенность. Стоит  зафиксировать высокую цену на какой-то вид изделия, сейчас же в аукционные дома несут подобный ассортимент. Ориентиром цен Фаберже являются  цены главнейших мировых  аукционных домов «Кристи»,  «Сотбис» и «Бонамс»,  в какой-то степени германские, скандинавские и американские,  появляются   уже и российские аукционные дома.   Особенность рынка изделий Фаберже в том, что зафиксированная на аукционах цена ниже не становится, а количество изделий  высшего  и первого класса с годами только уменьшается. Этому способствует такая особенность российского коллекционирования, что изделия редко вторично или в третий раз выходят на рынок. Российские коллекционеры покупают не для инвестиций, а для коллекций, это тт.н. «восточный тип коллекционирования».  Большое значение придается возвращению изделий в Россию.  

                Литература.

      Макс Фридлендер. Об искусстве и знаточестве. М., 2013 (2-е изд.).
 Итоговые размышления выдающегося историка живописи, эксперта, музейного деятеля Макса Фридлендера посвящены центральным проблемам знаточеского искусствознания.
 Для широкого круга читателей, интересующихся теорией и историей изобразительного искусства.
Лопато М.Н. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII–XIX веков. – СПб.: Асторион, 2005. – 204 с.
 Лопато М.Н. Ювелиры Старого Петербурга. – СПб.: Изд-во «Эрмитаж», 2006. – 272 с.
  Лопато М.Н. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII – XIX веков. Автореферат дисс. на соиск. уч.  степ.  доктора искусствоведения. Санкт -Петербург, 2006. – 47 с.
 Мавродина Н.М. Работы камнерезов Колывани. Л.: Государственный Эрмитаж, 1990. – 196 с.
  Мавродина Н.М. Искусство екатеринбургских камнерезов. Каталог. СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2000. - 136 с.
 Мавродина Н.М. Искусство русских камнерезов XVIII XIX веков. Каталог коллекции.- СПб.: Изд-во Государственного Эрмитажа. 2007. – 560 с.
Мунтян М.Н. Мир Фаберже [Указатель мастеров и владельцев ювелирных фирм, фабрик и мастерских составлен Т.Н. Мунтян и В.В. Скурловым. С.246 - 255].– М.: Издательство Государственных музеев Московского Кремля, 1992. – 256 с.
125. Мунтян Т.Н. Фаберже. Великие ювелиры России. Сокровища Оружейной палаты. М.: Красная площадь, 2000. – 208 с.
 Mунтян Т.Н. Фаберже. Пасхальные подарки. М.: Табу. -  2003. – 84 с.
  Мунтян Т.Н. «Патриотическое художество А.К. Денисова – Уральского // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. – 2006 - № 6 (38). – С. 66 – 74.
  Мунтян Т.Н.  «Фигуры – портреты» фирмы Фаберже // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. 2007. № 5 (47). С. 74–82.
  Мунтян Т.Н.  Шедевры Фаберже из собрания фонда «Связь времен».- М.: АртЮнит. 2009. – 224 с. 
Постникова-Лосева М.М., Платонова Н.Г., Ульянова Б.Л. Золотое и серебряное дело XV-XX вв. (Территория СССР). - М.: Наука. - 376 с.
 Прейскурант Московского отделения фирмы К. Фаберже. – М., 1893; Репринт – 2000. – 30 с.
  Приемка и оценка драгоценных металлов. Руководство для скупочных пунктов. Торгсин.  - М., Л.: Внешторгиздат, 1933. - 60 с.
Синкенкес Дж. Руководство по обработке драгоценных и поделочных камней. М.: МИР, 1989. - 423 с.
    Скурлов В.В. (авт. вступ. статьи и публикатор). Бирбаум Ф.П. История фирмы «Фаберже». Записки главного мастера // Дружба народов. Вып.7. М.:  1993. С.223 – 239
    Скурлов В.В. Ювелиры и камнерезы Урала. Сборник мемуаров, статей и архивных документов по истории уральского ювелирного и камнерезного искусства. Автор-составитель В.В. Скурлов. СПб.; изд-во «Лики России», 2001. – 208 с.
   Скурлов В. В.  Первый аукцион Фаберже в новом столетии // Антикварное обозрение.  – 2001- № 2. – С. 4 – 5.
  Скурлов В.В. Камнерезная композиция  «Попугай» // Антикваiaтъ. Спец. выпуск журнала «Русский ювелир». – 2000.  – С. 28.
  Скурлов В.В. Человеческие фигурки. Карл Фаберже и его продолжатели // Антикварное обозрение. – 2005. – № 3. – С. 18 – 45.
  Скурлов В. «Церковные вещи – подарки из Кабинета Его Величества (1872 - 1917 годы». – Материалы конференции «Церковное искусство: модернизм и традиция». РАХ, СПб Академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина. 26-29 апреля 2004. СПб, 2005, с.115-121.
   Скурлов В.В. Камнерезные фигурки «Русские типы». // Ювелирное искусство и материальная культура (Тезисы докладов 15-го коллоквиума). -  Государственный Эрмитаж, 2006.- С. 64- 68.
  Скурлов В.В. Камнерезные фигурки фирмы Фаберже. Серия «Национальные типы». К вопросу составления каталога - резонне // Антикварное обозрение. – 2008. – № 3. – С. 34 – 43.          
  Скурлов В.В., Смородинова Г.Г. Фаберже и русские придворные ювелиры. – М.: Терра, 1992. – 344 с.
  Скурлов В.В. Пасхальное яйцо «Весенние цветы» // Ювелирное искусство и материальная культуры. Тезисы участников четырнадцатого семинара (11 – 16 апреля 2005 года). – СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2005. – С. 79 – 82.
   Скурлов В.В. Комплексная экспертиза произведений фирмы Фаберже // Международный художественный бизнес в контексте глобализации: материалы Всероссийской научно- практической конференции, 25 января 2007 года. – СПб.: СПбГУП, 2007. – С.85 – 87.        
  Тетерятников В.  Русская Золушка на мировых торгах // Мир музея. - 1993. - №1(129).- С. 52.
  Тихонов А.  Рынок и антиквариат. Русское искусство на Западе. 1985–2005. – М.: Экономика, 2006. – 679 с.
  Толмацкий В.А., Скурлов В.В., Иванов А.Н.  Антикварный рынок Петербурга. – СПб.: Лики России, 2008. – 520 с.
Фаберже – министр ювелирного искусства / Авт.-сост.  Фаберже Т.,  Скурлов В.. Под общей редакцией  В. В. Скурлова В.В.  – М.: Русь-Олимп, 2006. –  240 с.
 Фаберже: придворный ювелир. Каталог выставки/Авт.-сост. Г. фон Габсбург, М. Лопато. - СПб. - Вашингтон, 1993. – 476 с.
 Фаберже. Ювелир Романовых: Каталог выставки «Eвропалия» / Ред.-сост. Т.Н. Мунтян. – Брюссель, 2005. –  324 с.
 Фаберже Е.К. О. Фредман - Клюзель (1878 – 1959): «ближе к натуре, ближе к богу»: Некролог // Русская мысль. – 1960. – 13 марта.
 Фаберже О. Блестки. – М.: Изд-во «Россия», 1994. – 336 с.
 Фаберже Т., Горыня А., Скурлов В. Фаберже и петербургские ювелиры. – СПб.: Изд. «Журнал «Нева», 1997. – 704 с.- Второе дополненное издание, СПб, «Лики России», 2012. – 712 с.
  Фаберже Т., Скурлов В. История фирмы Фаберже. – СПб.: «Русские самоцветы», 1993. – 104 с.
  Фаберже Т., Скурлов В., Илюхин В. К. Фаберже и его продолжатеии. Камнерезные фигурки «Русские типы». – СПб.: Лики России. – 2009. – 640 с.
  Ферсман А.Е. Очерки по истории камня. В 2 т. Т. 1. - М.: Изд-во АН СССР, 1954.- 372 с.
  Ферсман А.Е. Очерки по истории камня. В 2 т. Т. 2. - М.: Изд-во АН СССР, 1961.- 372 с.