воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Письмо от художника-камнереза Анатолия Ивановича ЖУКОВА, Екатеринбург.

Валентин Васильевич, примите искренние поздравления с Вашим юбилеем - 70 летием!
Ваши заслуги в деле исследования жизни и творчества Карла Фаберже неоспоримы, Вы являетесь безусловным авторитетом в этой области истории искусства не только в России, но и в мире. Вы проводите огромную работу по пропаганде и популяризации имени Фаберже, а также русского ювелирного и камнерезного искусства, в том числе через Мемориальный международный Фонд К.Фаберже. Желаю Вам не останавливаться на достигнутом, уверен, что мы увидим еще не одно прекрасное издание, услышим новые доклады, лекции ...Здоровья Вам и успехов в во всех начинаниях, личного и семейного счастья ! А Кабанчик пусть Вас сопровождает в нелегком труде...

С уважением Анатолий Жуков.

среда, 13 декабря 2017 г.

Небо Кубани

Валерий Кулеш. Мастер на все руки
Номер журнала: 
65
Рубрика: 
люди
Автор: 
Артем Калугин
Фотограф: 

Алексей Побегайлов


АРХИТЕКТОР, ХУДОЖНИК ПО МЕТАЛЛУ И ЮВЕЛИР ВАЛЕРИЙ ПЕТРОВИЧ КУЛЕШ САМ ВСТРЕЧАЕТ НАС И ПРОВОЖАЕТ ВГЛУБЬ ДВОРА. ЕМУ 66 ЛЕТ, НО ОН ВЕСЬ НАПОЛНЕН ЭНЕРГИЕЙ, РУКИ И МИМИКА НЕВЕРОЯТНО ПОДВИЖНЫ, ГЛАЗА ПРИЩУРЕНЫ, ВЗГЛЯД С ХИТРЕЦОЙ. ОН ОДИН ИЗ ВЕДУЩИХ ДЕЯТЕЛЕЙ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА ЮГА РОССИИ, УДОСТОЕН НАГРАД МЕМОРИАЛЬНОГО ФОНДА ФАБЕРЖЕ (ОРДЕНА ПЕРХИНА И ЮБИЛЕЙНОГО ПАМЯТНОГО ЗНАКА ФОНДА ФАБЕРЖЕ), ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ФАКУЛЬТЕТА АРХИТЕКТУРЫ И ДИЗАЙНА КУБГУ. ВСЛЕД ЗА НИМ МЫ СПУСКАЕМСЯ В МАСТЕРСКУЮ, ЗАСТАВЛЕННУЮ КНИГАМИ, ИНСТРУМЕНТАМИ, ПРИБОРАМИ И ПРЕДМЕТАМИ, НАЗНАЧЕНИЕ КОТОРЫХ ОПРЕДЕЛИТЬ НЕВОЗМОЖНО.

Я, по сути, мозгами работаю. Моя задача — управлять процессом, подсказать в нужный момент, что и как лучше сделать. За жизнь и знаний много накопилось, и опыт широчайший появился. Камни, разнообразные металлы, чеканка, литье — не упомнишь всего, чем занимался. С другой стороны, конечно, сутками напролет в мастерской: рисую, леплю. Рукам долго отдыхать нельзя.

В прошлом году мне вручили орден Фаберже. Я так поскромничал и говорю: «За что, ребята? За какие такие заслуги?» Хотя я помимо прочего шестнадцать лет проработал в «Золотой кладовой» в Эрмитаже. Там коллективная, чисто научная работа — реставрация ювелирных вещей для придания им пригодного для выставок вида, крайне скрупулезный труд. Задача была сделать все максимально незаметно, сохранить исходный облик предмета. С нуля мы создавали технологии, методы обработки. Экспериментаторы в чистом виде.

Мы реставрировали не только украшения, но и разные исторические предметы: скифские, перуанские, со всего мира. Скифское золото потрясающе сделано: смотришь, особенно под микроскопом, и глазам не веришь! Ведь ему десятки веков, и до сих пор историки не прояснили многие нюансы. Но они люди с гуманитарным образованием, а для понимания тонкостей работы с металлом надо быть технарем.

Главной хранительницей при «Кладовой» состояла покойная Анна Алексеевна Захарова. Она придумала и организовала постоянно действующий семинар «Ювелирное искусство и материальная культура». Со всей страны съезжались мастера-ремесленники. На предпоследний коллоквиум я Александра Терзиева привез. Показывать, что на Кубани есть настоящие таланты, очень важно.

Когда я приехал на семинар впервые, в 1993 году, про краснодарских мастеров никто ни сном ни духом не знал. Но и действительно, специализированных учебных заведений у нас не существовало, даже учебники доставали с трудом, правдами и неправдами. Своими руками, своим умом приходилось разбираться. С другой стороны, именно во время такого своеобразного самообразования удается найти или придумать нечто уникальное, выработать свой индивидуальный стиль.

В 60-х годах случился пожар в филармонии, были утрачены шикарные росписи. Средства на восстановление нашлись только в 1994, и в архивах я обнаружил картоны с подробными рисунками в масштабе. Восстановили. А чтобы развеять последние сомнения в подлинности работ, я пригласил их автора и по совместительству своего университетского преподавателя — Надежду Павловну Сухановскую*, которая делала полную реконструкцию здания в послевоенное время.

Когда в 90-е решили передавать здания церкви, мы занимались Троицким собором, Георгиевским, делали Ильинскую церковь, в которой, кстати, раньше размещался комитет по охране памятников культуры. Возникала в разговорах тема о «Белом Соборе», то есть о храме Александра Невского, по которому я уже собирал материалы. В питерских архивах нашлось почти все необходимое. Был выполнен проект и исследования по восстановлению собора. Поучаствовали в конкурсе, благополучно выиграли его. Наш проект рекомендовали к продолжению работ.

В итоге ничего не вышло, взяли другой проект. А каковы причины? Некомпетентность чиновников в первую очередь, бумажная волокита жуткая. Переиграли место строительства. Я считаю, восстанавливать нужно было на прежнем месте, тем более фундаменты сохранились, коммуникации на месте. Там на тот момент был штаб гражданской обороны, впрочем, он и сейчас есть.

Когда происходит модернизация, страдает точность реконструкции. В моих чертежах к Александро-Невскому собору, я могу это доказать, абсолютная погрешность была четыре сантиметра. А здесь — грубейшие нарушения. За основу был взят первоначальный эскиз Черника, фактически набросок. Прямо во время строительства меняли конфигурацию, в результате зрительно оригинал смотрелся совсем по-другому.

Наша фирма «АРТ.Т» получила на реставрацию собор Святой Троицы после того, как оттуда выселили художественный комбинат. На мне как на плановом архитекторе фирмы лежала ответственность за все: и строительную часть, и живописную, и техническую, включая обустройство канализации и отопления. И управление было в моих руках. Но нельзя, неверно, говорить: «Я делал». Любая крупная, сложная работа делается командой, большой группой мастеров. Невозможно выделить и оценить четко вклад или заслуги кого-то отдельно.

Кстати, Троицкий собор только кажется симметричным, на самом деле левый придел больше правого на метр двадцать. Он визуально ориентирован на угол, чтобы радовало глаз. Делали его 3D-модель и визуализацию строго симметричную — совсем иначе выглядит. Это архитектурные тонкости, известные еще с древности. Греки, например, умели слегка, на несколько сантиметров, завалить колонну, чтобы здание смотрелось более воздушно. Простой обыватель это воспринимает только на уровне ощущений — «красиво».

Бригада реставраторов-кровельщиков сейчас много работает с листовой медью: недавно перекрывали купол на Екатерининском соборе, стелем крыши по частным заказам. Материал очень дорогой и потому редкий, а работать с ним очень интересно. Я делаю выкройку и разметку, дальше — дело жестянщиков. Семь специалистов знают весь процесс досконально, от основания до «юбочки» и шпиля. Медь — материал одновременно пластичный, что позволяет созда-
вать кровлю необычной формы (в виде волн, изгибов), но при этом чрезвычайно стойкий к износу. К тому же медь великолепно выглядит с точки зрения эстетики.

Ко мне в мастерскую много кто приходит: живописцы, строители, керамисты, скульпторы, были даже студенты из Кембриджа. Но серьезно интересующейся молодежи практически нет. Я преподаю на факультете архитектуры и дизайна в КубГУ, вокруг меня крутится много студентов, но нет огня в глазах! Приходят сюда, смотрят, и один вопрос: «Сколько я смогу заработать?» Не это же главное! Делай качественно, с умом — и тебе награда будет. Любить свой труд, свою профессию — вот что действительно важно.



понедельник, 11 декабря 2017 г.

Жизнь Валентина Скурлова – пример истинного Служения искусству в высоком понимании этого слова.  Творчество Валентина Скурлова – это трудный путь по восстановлению справедливости по отношению к имени личности, чья деятельность была практически, и очень сознательно, предана забвению в советскую эпоху. Изделия великолепного Карла Фаберже, чье имя стало в определенном смысле знаком эпохи, привлекли имя исследователя и восхитили не просто роскошью и общей  недоступностью, как стоимости, так и фантастическим, каким-то запредельным полетом фантазии, но, прежде всего, истинностью, отличающей только подлинные произведения искусства. Но, более – его привлекла сама широта деятельности великого художника, служившего России, стремившегося изменить  ювелирное дело страны, создать искусство нового времени. Интерес, постепенное погружение в жизнь и деятельность ювелира привели Валентина Скурлова к идее создания Мемориального фонда Карла Фаберже. А дальше уже начинается история не просто исследований жизни и творчества великого ювелира, но создание ситуации работы с художниками изящного творчества всей страны. И это было веление времени, чутко уловленное Скурловым и обращенное на поднятие престижа ювелирного дела в сложные два десятилетия конца XX – начала XXI вв., когда искусство это было во многом скрыто, вырабатывало новые формы собственной деятельности,  стремилось встроиться в общемировой процесс. Две линии – исследование и работа с ювелирным сообществом, удачно объединились, и Валентин Васильевич на волне времен сумел поднять престиж многих и многих ювелиров и искусствоведов пространства российского государства.  Высокие награды Фонда Фаберже стал знаком признания художников, исследователей, деятелей искусства. Для одних художников мемориальные ордена упрочили саму значимость их деятельности. Но сколько художников старшего поколения этими наградам было спасено от забвения, от собственного разочарования. И, наряду с другими высокими по своему звучанию делами и линиями, эта стратегия, выработанная лично Валентином Скурловым, бесценна и достойна самого искреннего уважения.  

Ильина Елена Васильевна, заместитель директора Нижнетагильской картинной галереи.




Уважаемый, Валентин Васильевич ,позвольте Вас поблагодарить за то, что Вы есть. Очень много сказано о вашей плодотворной работе по истории фирмы "Фаберже", о членах семьи Густава Фаберже, о мастерах работающих на этой фирме, но мне хотелось бы отметить и ту роль , которую вы играете в нашей жизни. Познакомившись с вами , я окунулся в среду, которая подняла меня на новый уровень. Вы создаёте волну, от которой творческие люди начинают активнее включаться в процесс Творчества. Вы расширяете горизонт Творения. Вы по крупицам собираете наследие творческой команды "Фаберже" и дополняете ваши труды (книги) современными мастерами ювелирного искусства разных стран. Взять к примеру одну из вышедших недавно книг "Маршал Империи Фаберже: Франц БИРБАУМ ". Я встретился в этой книге с сотнями коллег из разных стран. Познаешь других-познаешь себя. Где я бы смог найти всех этих мастеров в одном месте? Очень сложно. А вы подарили такую возможность. Здоровья Вам и неиссякаемой Энергии в вашем благородном Деле. Всех Вам Благ!     С искренним уважением и благодарностью-
 Васильев Валерий Яковлевич. Заслуженный деятель искусств Казахстана, кавалер Ордена К. Фаберже. – Астана, Казахстан. Октябрь 2017 г.



Какие наши годы!

При всей большой  серьезности своих занятий Валентин Скурлов — человек с не меньшим чувством юмора. В начале «лихих», как теперь говорят, 90-х мы с ним на пару пошутили в газете «Вечерний Ленинград», где я вёл рубрику «НОС» (Неформальное Объединение Сатириков)...
01 апреля самого «судьбоносного» в нашей жизни 1991 года на первой странице популярной и ещё по-настоящему вечерней тогда газеты среди разных «перестроечных» новостей была опубликована заметка: найдено уникальное, считавшееся давно утерянным квадратное яйцо Фаберже. Его случайно обнаружил  бомж, роясь в мусорном баке, а беднягу задержала милиция. Яйцо вырезано из цельного изумруда и внутри скрывает секретец — золотого двуглавого орла. Если отвернуть одну его голову, пернатый исполняет «Интернационал». Но это явная переделка по идеологическим соображениям времени: известно, что раньше державная птица пела «Боже, царя храни».
Короче говоря, сенсация.  Внимание: на один день поразительная находка будет выставлена в Музее Фаберже (такого тогда и в помине не было). Вход строго по записи. Запись в редакции, телефон такой-то...
Всю эту галиматью мы сочинили, смеясь, с тогда еще молодым и совершенно безбородым Валентином в полной уверенности, что читатель улыбнётся вместе с нами.
Но дело, как это нередко бывает в нашем Отечестве, приняло серьезный оборот. В редакцию звонили из заводских цехов, и лабораторий НИИ, вузов и военных академий, записываясь на посмотр  драгоценного квадратного яйца целыми коллективами и подразделениями. Все-таки тогда еще народ верил прессе, как верил в «гласность, ускорение». На следующий день пришлось признаться читателям, что это была первоапрельская утка.
Но шутки в сторону. Научный сотрудник НИИювелирпрома Валентин Скурлов с его темой истории фирмы Фаберже, рода Фаберже, знаменитых произведений ювелирного искусства оказался в нужное время в нужном месте. Занимаясь исследовательской работой как историограф Фаберже, став известным экспертом мировых аукционных домов, автор многих книг, он никогда не забывал: всё, что касается царских сокровищ, жутко интересно народу. И потому Валентин стал первым, как нынче выражаются, ньюсмейкером по этой части, за что ему отдельный поклон от прессы! Его статьи, комментарии, сообщения о подлинных сенсационных находках и рекордных продажах императорских пасхальных яиц, порой настоящие детективные истории с тех самых 90-х регулярно публиковались в газетах «Вечерний Петербург», «Метро», «Санкт-Петербургские ведомости»... И я рад, что в меру своих сил  приложил к этому руку. Впрочем, пора перейти на прямую речь.
Валентин, что бы я или кто-нибудь другой ни написал здесь по случаю твоей взрослой годовщины, лучше всего о тебе говорит само твое дело, твои труды, твои книги. Спасибо, что многие из них стоят на моей книжной полке. Спасибо за личное знакомство и, кажется первое в России интервью с Татьяной Федоровной Фаберже!
Что касается моей новой книжечки, то там есть образы навеянные (вдруг открыл по здравом размышлении) твоей темой жизни:
                               
                                    Море цвета изумруда,
                                    бирюза над головой.
                                    Нет, я тут еще побуду.
                                    Слава Богу, я живой!

                                     На земле на этой вечной
                                     мне ещё не вышел срок.
                                     Пусть лицо моё и плечи
                                     остужает ветерок!

                                     Расцвели миндаль и персик.
                                     Хоть и поздней, быть весне!
                                     И стучит родное сердце
                                     в унисон...
                                     И не во сне.
                                     
                                     («Кардиограмма весны». Крым, 2010 г.)   


      Или вот другие строчки:

                                   Золото осени и серебро
                                   инея и звездопада
                                   да семицветное радуг добро...
                                   Господи, что ещё надо?
                                   Оникс луны среди черных ветвей,
                                   утро алмазное сада,
                                   жемчуг улыбки смущенной твоей,
                                   свет мой, земная награда.
                                  
                                    (Светицы, Новгородск.обл. Конец XX в.)
                                  
...Надеюсь, они созвучны твоему мироощущению. В общем живем дальше, старина! Любим жизнь во всех ее проявлениях и радуемся каждому дню. Какие наши годы!

Евгений Александрович ВЕСЕЛОВ. Газета «Санкт-Петербургские ведомости»
Санкт-Петербург, октябрь 2017.







Валентин Васильевич Скурлов в жестокую пору 1990-2000-х годов су-мел остаться истинным петербуржцем. В нём по-прежнему сохранились благородство и щедрость, свойственные настоящему интеллигенту. Удивительное дело: приезжая каждый раз в Вятку-Киров к своему другу С.И. Квашнину, он везёт рюкзак книг для Кировской областной научной библиотеки им. А.И. Герцена, где каждый раз происходят его встречи с читателями. Он про-сто знает, что нужно библиотеке в период ограниченного финансирования со стороны государства – книги. И это обычно не массовая литература,  а иллюстрированные альбомы по истории и культуре Петербурга, художественные издания, которые современная библиотека никогда бы не смогла приобрести, имея скудные средства. Он умеет общаться со слушателями. Его лекции по истории ювелирного искусства каждый раз превращались в серьёзный разговор о судьбе России и её культуре, о её талантливых людях – художниках и гравёрах.
Петербургская тонкость и ненавязчивость всегда вызывали к нему огромное уважение и желание дружить. Это человек абсолютно бескорыстный, которому никогда не придёт в голову просчитывать – а что в ответ? Таких людей, к сожалению, в нашем обществе мало и тем больше мы должны ими дорожить и ценить при жизни.
Спасибо Вам, дорогой Валентин Васильевич, за Ваше бескорыстие и щедрость!

Надежда Петровна Гурьянова, директор Кировской областной
научной библиотеки им. А.И. Герцена,
заслуженный работник культуры РФ,
депутат Законодательного собрания Кировской области. Октябрь 2017 г. 
      Уже с  детства я проявляла интерес ко всему, что связано с династией и маркой Фаберже.
Как художника, эта тонкая и филигранная работа всегда восхищала  меня.
Когда я узнала, что Густав Фаберже
, основатель Фирмы «Фаберже», родился в Пярну, это вдохновило меня и я приступила к  дальнейшим поискам.
В 2013 году было создано Пярнусское Oбщество Фабержe,
по продвижению исторического наследия, связанные с династией Фабержe в Эстонии. К этому моменту я уже столкивалась с именем одного российского исследователя, о котором очень положительно отзывались европейские, американские и российские эксперты антикварного и ювелирного рынка. Это был Валентин Скурлов, чьи книги  я уже успела приобрести.
       
Наша встреча с Валентином Васильевичем состоялась в Санкт-Петербурге в декабре 2013 года.  До этого по интернету  г-н Скурлов присылал мне уникальные и интересные материал, связанные с Фаберже. Позже мы встречались еще не раз в России, в  Эстонии и других странах.
Неожиданная встреча с В. В. С.  в Нью-Йорке, куда он был приглашен в качестве эксперта по наследию Фаберже позволила мне посетить ювелирную рестоврационную мастерску Николая Викторовича Башмакова. Мне с моим коллегой - профессором Томасом Кутером, членом Пярнусского Общества Фаберже и автором идеи Бала Фаберже, представилась возможность прикоснуться, буквально держать в руках неповторимые работы Пeтера Карла Фабержe, ощущать их очарование и магию. Это все произошло в феврале 2014 года.
Впоследствии Валентин Скурлов неоднократно читал лекции в Таллинне, Тарту и Пярну.  Так же он  сделал очень большой вклад  в развитии проекта «Бал Фаберже», который проводился  в Пярну в 2015 и 2016 году.
Благодаря его помощи были  в мартe 2014 открыты мемориальная плита на доме, где жил с 1814 по 1840 гг Густав Фабержe,  и в январe 2015 памятник Густаву Фабержe в Пярну, работы петербургского скульптора Евгения Буркова. Его стараниями в Пярну приехала Татьяна Фаберже - правнучка Карла Фаберже, председатель Мемориального фонда Карла Фаберже.
     Есть еще один интересный факт. Валентин Скурлов прислал мне черно-белые фотографии   
Пeтер и Мария Луиза Фабержé, первого представителя династии Фаберже, которыйe жили в Пярну с концa 18 века. Я обратилась к Андресу Айя, который работал в  Пярнуском краеведческом музее, и мы нашли в архивах музея потерянный след  c 1930 годoв, оригинальные портреты отца и матери Густава Фаберже.
     Валентин Скурлов - уникальный специалист, обладающий  энциклопедическими знаниями, настоящий профессионал, умеющий тонко чувствовать обьект  своего  исследования, что для многих является примером для подражания.
     Валентин  с большим уважением относится к Эстонии и он поддерживает деятельность, объединяющую разные культурные традиции. Его
научные труды предcтавляют собой  бесценный вклад в исследования мира ювелирных искусства.
     Кроме того, г-н Скурлов очень приятный человек, заботливый собеседник и прекрасный друг.
     По словам профессора Тоомаса Кутера, Валентин Скурлов - человек,
который всегда может удивить новыми открытиями и необычайно тонким сопоставлением фактов.                                             


Именно благодаря В. В. Скурловa  исследованиям мы понимаем, что наследие Фаберже неисчерпаемо и будет питать еще многие поколения!
     Я надеюсь, что  Валентин Скурлов и Пярнуское общество Фаберже  будут продолжать сотрудничать  и в будущем.

Тийна Оясте - художник, председатель Пярнусского Общества  Фаберже.
Эстония. – Октябрь 2017 г.