вторник, 27 июля 2010 г.

Шабанов Орден Екатерины.

Предъявлены знаки (полный комплект). российского императорского ордена Св. Великомученницы Екатерины I степени: крест серебряный с золотыми деталями (подложка, петля, ободки), в виде эмалированного с обеих сторон овала с 4 концами (каждый с 4 сияниями); к верхнему концу луча через ушко наглухо прикреплена петля дл банта; овал имеет 2 внешних ободка  ажурным украшением между ними. Звезда серебряная восьмиугольная .  Предназначен для награждения дам. Золото, серебро, бриллианты, алмазы огранки «роза», эмаль живописная и эмаль  прозрачная по гильошированному фону. Знаки помещены в красный  кабинетский  футляр, в наличии орденская лента с бантом и вышитым орденским девизом. На футляре бронзовый золоченый государственный герб (двуглавый орел). Размеры. Звезда: 8,7 х 8,6 см.; знак: 9,2 х 5,5 см. Вес. Звезда: 117,16 г; знак: 51,02 г. Состояние отличное, есть следы  исторического бытования.
Отсутствие клейм связано с невозможностью клеймения наглухо паяных элментов из разных металлов (серебро, золото). Вместо клейма - именника присутствует гравированный № 78 на двух элементах комплекта.
Искусствоведческо - стилистическая, архивно- историческая, ювелирно- технологическая. геммологическая,  пробирная, графологическая и товароведно-органолептическая экспертизы позволяют отнести рассматриваемый орденский комплект знаков к числу произведений фирмы поставщика Высочайшего двора «К.Гана». В Российском государственном историческом архиве найден счет от фирмы К. Гана, от 8 мая 1908 г. Кабинету Его Императорского Величества:
     «Бриллиантовые знаки ордена Св. Екатерины, № 78…..2550 руб. ».
На счете К. Гана  указание:  записать знаки под № 23 в Книгу прихода-расхода бриллиантовых вещей Кабинета. (РГИА, Ф.468, оп.8, д.963. Покупка от ювелиров в запас Кабинета, л.48).
В Книге прихода-расхода следующая запись:
      Бриллиантовые знаки ордена  Св. Екатерины I степени:
№ 23. ПРИХОД: 17 мая 1908.  От ювелира Гана, 550 руб.
           РАСХОД: 04 сентября 1911. Ее Высочеству   Королевне Елене (Петровне) Сербской. Вручено лично (императором Николаем  II) 21 августа 1911 г. (РГИА, Ф.468, оп. 32, д.1015).   В этот день, 21 августа 1911 г. произошло   бракосочетание Елены Сербской  с Князем императорской крови Иоанном Константиновичем.
       Подлинность футляра подтверждается наличием на его корпусе медного орлика. Начиная с 1902 г. фирма К. Гана стала исполнять медные орлики для футляров (цена 15 коп.), после 1904 г. таковые исполняла фирма Э. Кортмана.
     Бриллиантовые знаки ордена Св. Великомученицы Екатерины I степени являются антикварными предметами первого класса, редко появляются на антикварном рынке, практически  отсутствуют  в музейных коллекциях. Награждались особы императорских, королевских и царских  фамилий. В период царствования Николая II  вручено таких знаков 42,  из которых 31 комплект  исполнен фирмой Гана, а с 1911 г. бывшем главным мастером фирмы «К. Гана», оценщиком Кабинета  Карлом Бланком. Российских подданных награждено только 9 чел.  (включая Елену Петровну, королевну Сербскую), в том числе все четыре дочери императора Николая II, княжна Ирина Александровна (в замужестве Юсупова), княжна Татиана Константиновна, княжна Мария Петровна, княжна Елена Георгиевна Романовская.
РЕЗЮМЕ. Предъявленный полный комплект бриллиантовых знаков российского императорского  ордена Св. Великомученницы  Екатерины I степени, в оригинальном кабинетском футляре с орденской лентой -  атрибутирую как подлинное произведение ювелирного искусства фирмы поставщика Высочайшего Двора Карла Гана (в 1899 - 1911 г. фирмой руководил Дмитрий Карлович Ган). Знаки исполнены в 1908 году в Санкт-Петербурге по заказу Кабинета Его Величества. В августе  1911 г. вручены лично императором Николаем II Королевне Елене Сербской в день бракосочетания с Князем императорской крови Иоанном Константиновичем. В силу высоких художественных достоинств, редкости в собраниях и коллекциях,  установленной исторической принадлежности, указанный комплект знаков является музейно - коллекционным объектом высшего класса и обладает весьма значительной антикварной стоимостью.

Светский Петербург, июль-август
Полоса 104-107 (два разворота)
Раздел Смена декораций
Рубрика

Автор (с фото):
Валентин Скурлов
Консультант-исследователь по Фаберже Русского отдела Антикварного дома «Кристи». Эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций (2002). Ученый секретарь Роcсийского Мемориального фонда Карла Фаберже (1997). Заслуженный деятель декоративно-прикладного искусства (2000). Полный кавалер ордена Карла Фаберже (2002). Член секции истории города при Музее истории Санкт-Петербурга (1989). Член секции истории Российского Генеалогического общества (1992).
Фото предоставлены автором

САМЫЙ ЮВЕЛИРНЫЙ ДОМ ПЕТЕРБУРГА

Карл Фаберже (1846-1920) владел домом на Большой Морской улице всего 20 лет, но этого оказалось достаточно, чтобы здание навеки вошло в российскую и мировую историю под названием «Дома Фаберже».

Еще с XVIII века дом, где сейчас находится ювелирный магазин «Яхонт», связан с ювелирами. С 1762 года он более полувека принадлежал семье Адор, один из членов которой был придворным ювелиром. В начале 1820-х годов домом владел придворный ювелир Дюваль. В 1830-х владельцем был генерал-майор Золотов (золото – основной металл для ювелиров). Наследники Золотова в 1898 году продали дом за 407 тыс. руб. придворному поставщику и оценщику Кабинета, купцу 2-ой гильдии, потомственному почетному гражданину Карлу Густавовичу Фаберже.

Дом для работы
Фаберже поручил перестроить дом в соответствии с нуждами фирмы. Фасад дома утвердил сам Николай II. Проект перестройки был осуществлен архитектором, академиком Карлом Шмидтом, двоюродным племянником Карла Фаберже. В доме было предусмотрено все для правильного осуществления торгово-производственного процесса. Особое внимание уделялось охране. Уникальный сейф-лифт поднимался на ночь на второй этаж и находился под током. Было несколько тайных мест, чтобы прятать драгоценности.
На первом этаже размещались эмалевая, футлярная и позолотная мастерские, на втором производили портсигары и золотые изделия под руководством Августа Хольминга, на третьем этаже – главная мастерская Михаила Перхина, исполнявшая фантазийные вещи и императорские пасхальные яйца. На четвертом этаже работали лучшие в России закрепщики бриллиантов во главе с Августом Хольмстрёмом. Мастерская Альберта Тилемана на пятом этаже специализировалась на выпуске знаков и жетонов. В полуподвале была столовая для сотрудников. Здание имело собственную котельную. В доме работало более 200 рабочих, в том числе более 100 мастеров, а также 20 человек торгового персонала и 30 служащих. Впервые в России  создана студия художников, к услугам которых была прекрасная библиотека по декоративно-прикладному искусству. В студии была богатая коллекция восковых и гипсовых моделей, чучел животных и птиц. Несколько складов золота, серебра, драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней обеспечивали бесперебойное функционирование производства. Во дворе дома еще в 1924 году лежали две глыбы нефрита весом более 4 тонн, которые были переданы Тресту «Русские самоцветы».

Эталон торговли

На Пасху 1901 года в здании открылся главный магазин фирмы – он отражал замысел владельца и лучшие мировые образцы ювелирной торговли: витрины красного дерева, зеркальные стекла, паркет, диван, лепнина на потолке, лампы, которые в зимнее время с помощью тросов можно было приблизить к прилавку.
Помимо основного торгового зала в 125 м2, было еще несколько особых торговых залов. Одна лестница была для входа, другая – для выхода, чтобы покупатели не пересекались: процесс покупки бриллиантов – интимное действие.
Годовой оборот магазина превышал 500 тыс. золотых рублей (по курсу 2010 г. – 10 млн. долл.). Ассортимент был самым большим в мире: ежедневно появлялось не менее 20 новых изделий. Золотое обручальное кольцо 56 пробы, весом в 1 золотник (4,26 г) стоило 6 рублей, а карат бриллиантов, в зависимости от качества, – 60 - 120 руб., но были бриллианты и по 200 – 250 руб за карат – уникумы. Все покупки упаковывались в фирменные футляры.
Сам Карл Фаберже сидел в главном торговом зале за зеркальной перегородкой. Его не было видно, но он знал все, что происходило в зале. Увидев важного клиента, сам выходил для переговоров. Если приходили клиенты с детьми, Карл Фаберже давал тем поиграть нефритового бегемотика или слоника из яшмы. Детей Карл Густавович, отец четырех сыновей – очень любил.
Постановка торговли в магазине Фаберже считалась эталонной. Здесь не было мелочей, любому аспекту торгового процесса придавалось исключительное значение. Приказчиками были мужчины в безупречных костюмах, говорили на нескольких европейских языках. Такие мужчины внушали доверие. Высокая эстетика вещей Фаберже адекватно трансформировалась в высокую этику поведения персонала фирмы.

Люди и вещи

Важнейшим талантом Фаберже был талант подбирать людей.
Заведующим магазином был Михаил Антонович Гурье, швейцарец по происхождению, выросший в России. Его отец успешно торговал часами по всей Российской империи.
Швейцар Сергей, из бывших дворцовых жандармов, обладал профессиональной памятью и помнил покупателей десятилетней давности. Сергей регулярно ходил на балы в Зимний дворец и от лакеев узнавал много интересных подробностей о жизни высшего света. Придя из дворца, Сергей запирался с Карлом Густавовичем и передавал новости из жизни петербургского бомонда. В результате, когда приезжала блестящая гвардейская молодежь, то Карл Фаберже уже знал какой «даме сердца» предназначается ювелирное украшение.
Вход в мастерские охранял дворник Григорий Лобов. Он работал у Фаберже все 20 лет, начиная с 1898 года, знал всех рабочих в лицо. Камнерезная фигурка «Дворник» – дружеский шарж-портрет Лобова – сейчас оценивается на антикварном рынке в два миллиона долларов.

До и после Советов

Во время первой мировой войны большая часть мастеров была призвана на фронт, но спрос на ювелирные изделия, и особенно, на знаки, жетоны и ордена только увеличился. Фирма наладила производство военной продукции и медицинских шприцев этим занималось 240 чел., шприцы от Фаберже считались эталоном качества.
Карл Фаберже покинул свой дом 24 сентября 1918 года. Он предоставил помещения швейцарской миссии – безвозмездно, но с условием взятия под охрану своего имущества. В июне 1919 года все имущество дома было изъято комиссией ЧК. В 1922-1936-х гг. в доме в доме Фаберже размещались магазин для снабжения продовольственными товарами иностранных моряков и специалистов, представительства акционерного общества англо-русской торговли «АРКОС», норвежское консульство, правление артели «Ленинградский эмальер». В августе 1936 года магазин «Инснаб» был передан в ведение «Союзювелирторга» и вернулся к своему изначальному предназначению – торговле ювелирными изделиями. В доме разместилась и контора Ленинградского отделения «Союзювелирторга» и антикварно-ювелирный магазин № 1. После ремонта в 1963 году был вновь открыт ювелирный магазин, получивший название «Яхонт». Здесь же до переезда на Ново-Смоленскую набережную размещалась дирекция ОАО «Ювелирная торговля Северо-Запада». В освободившихся помещениях был проведен ремонт и открыт «Салон Карла Фаберже» по торговле эксклюзивными ювелирными, золотыми и камнерезными изделиями. Так старые стены обрели новое дыхание.

ВРЕЗКА

«Великие князья и княгини охотно посещали магазин, подолгу выбирая свои покупки. Ежедневно от 4 до 5 часов там можно было встретить всю петербургскую аристократию: титулованную, чиновную и денежную. Особым многолюдством отличались эти рандеву на Страстной неделе, так как все спешили с закупкою традиционных пасхальных яичек и заодно посмотреть очередные пасхальные яйца, изготовленные для императора»
(Франц Бирбаум, «История фирмы Фаберже» )

жуков2010


Письмо Анатолия Жукова, 1 июня 2010 года.


передам ей бюст,если согласится,он в ювелирной коробке,так что думаю это безопасно...Обзвонил несколько знакомых,в том числе Парнюк - никто не знает тел.Казакевича...Какого-то Союза камнерезов у нас нет,при Союзе художников есть секция камнерезно-ювелирная,есть секция ДПИ...В 90е годы создавали Ассоциацию от секции ДПИ (куда входили и камнерезы),она должна была решать и финансовые вопросы,был счет в банке,но по разным причинам она канула в лету...
Вообще все эти Союзы ни к чему хорошему не приводят,начинается сразу какой-то дележ должностей,денег,склоки,люди делятся на группировки и т.д.Взять ту же ситуацию в Союзе кинематографистов,люди наживают себе врагов,укорачивая себе жизнь...Хотя может быть и есть идеальные организации,но я таких не знаю...
Успехов и всего доброго!
Анатолий.

Письмо Аатолия Жукова, 31 мая 2010 года.

Валентин Васильевич,здравствуйте!
Позвонила сегодня некая Елена Владимировна из московского дома Фаберже,сослалась на Вас,хочет видимо наладить прямые контакты с нашими мастерами...говорит,что знает Вас давно.По ее словам у них с реализацией все в порядке,за май м-ц продали 8 фигурок.Но привозят вещи посредники,которых они видимо хотят исключить из процесса.Договорились о встрече,но я думаю ее больше интересуют молодые мастера,спрашивала координаты Казакевича(их у меня нет).Знаете ли Вы уровень цен у них на фигурки?какой они закладывают процент? Почему питерцы с ними не работают,что-то у них не срослось?Что касается меня,то я рад бы с ними поработать,но у меня и так нет непроданных фигурок(слава богу),хотя возможно мои цены не самые высокие,но меня они устраивают,как и заказчика.Вы Леверова к ним не направляли?
В "Зеленых сводах" мне очень понравилось,хотя собственно каменных фигурок там немного,но много виртуозной резьбы по кварцу,кости,ну и ювелирные работы потрясающие...Кроме "Мавра" с изумрудами видел 3 каменные фигурки,но из какого камня они сделаны - затрудняюсь ответить(они высотой см.25),купил там каталог,но их там нет.
  Сейчас начал наконец "ЗЛОУМЫШЛЕННИКА" ... По поводу "Сизифа" я в курсе,Антон прислал ине последние номера,спасибо ему...А Вам успехов и не болеть!
Анатолий.

Письмо Анатолия Жукова, 30 мая 2010 г.

Хочу еще сделать уточнение,Алиева говорит,что Оболенский делал фигурки,на самом деле он работает исключительно с группой кварца,за редким исключением,и никогда не делал клееных вещей...Алиева - бывшая жена Пономарева...Да,еще ,из разговора с Антоновым,понял,что на сегодняшний день у него работает 12 человек,из них один скульптор(кто - не знаю),один ювелир (Ветров)...
Еще ...училище(Рифей) переехало по другому адресу недалеко от дома Антонова,но там все очень грустно,оборудование "убито",требует наладки ,ремонта,старые кадры поувольнялись,нужны вложения,но никому ничего не надо...Светлана Пуртова вступила в СХ России,она теперь преподает в Рифее вместе с мужем...Богомазова к сожалению не приняли(уже 2 раз)...Вот такие новости.
А.Ж.
Самурай мне нравится все больше. Хоть должен быть суроый, но камень радостный.
Всех благ и здоровья.
Валентин Скурлов. -
Все жалуются, что трудности со сбытом камнерезной продукции. Заказов практически нет. "Эболи" закрываается, Арцинович не столько богат, как кажется. Только "Анна-Нова" еще радует. У остальных дело швах. Окончание ризиса ещё далеко. 26 мая 2010 22:52


Анатолий Жуков 26 мая 2010 г.
Валентин Васильевич,добрый вечер!
Я так и предполагал,что Вы были в поездке...Спасибо,чт​о так быстро откликнулись.Немного​ о самурае...вообще-то это была заказная работа,которая по разным причинам затянулась месяца на три.Цвет камня выбирался в соответствии с цветом костюма,т.е.традицио​нный,хотя агат-переливт - это уже моя фантазия,хотелось избежать мрачных тонов...поза тоже традиционная.Доспехи​ из красной башкирской яшмы тонко отшлифованы,и отполированы только выступающие части,что дает дополнительную глубину (этот прием я применяю частенько)...Лицо также не полировал,тоже тонкая шлифовка(тут блики разрушают форму)...Ну и само собой надо добиться "японского"выражения​ лица,придать ему определенную суровость...Не совсем я удовлетворен работой ювелира(Павел Ветров),можно было и лучше...
Про поточный метод спросил у Будриной - она говорит,что это делают в Первоуральске,но кто - я не знаю.Ну а Перхина я думаю у нас тоже знают немногие,только узкий круг интересующихся историей ювелирного искусства.А молодое подрастающее поколение не знают даже кто такой Ленин,Троцкий,Бухари​н...У соседки внучка на экзамене в университет не знала,что такое БАМ...А прошло только три десятка лет.Вот так...
Успехов и не болеть!
А.Жуков

Валентин Скурлов 25 мая 2010
Спасибо, дорогой Анатолий Иванович,
Я Вас как-то упустил, Виноват, со статьей для каталга Овчинникова. Займусь. 13-22 мая был в поездке: Москва, Киев, Донецк, Киев, Петербург. Устал.В компьютер не заглядывал. Вручал награды Михаила Перхина. На Украине не знают кто Перхин. Это плохо. Значит мало работаю над популяризацией. Вручено 30 знаков, в том числе 11 в Москве на фирме "Сирин".
Диссертация из-за этих хлопот продвигается медленно. В конце июня сдаю на кафедру, сроки отодвинул на меся, должен был в конце мая, но не получается.
Работаю, и Вам желаю. Самурай очень понравился. Это что-то новое, в объемах, цвете, расцветке, плоскостях, пропорциях, шлифовке и матировке Такого еще не было и это очень радует, Новое я всегда приветствую.
Это не тиражирование. Будрина на семинаре в Петербурге 22 апреля говорила, что есть мастерская в Екатеринбурге, которая делает сразу 10 штук однотипных фигурок. Один мастер делает головы, другой только сапоги, третий только штаны и т. д. Это не ЕКМ, а какая-то другая фирма (какая?). Цены снижают. Специализация у кустарей была всегда, но это к хорошему никогда не приводило. Бирбаум смеялся над "пермским селенитовым сапогом", который стал притчей во языцах. В погоне за копейкой девальвируют искусство.
Всех благ и здороья.
Валентин Скурлов. -

04.06.2010                                                                     Проф. В.С. ЛИТВИНЕНКО,
                                                                                       ректору СПб Горного института                           
                                                                                      (Университет)

                                 Уважаемый Владимир Стефанович,

      Г-жа Татьяна Федоровна Фаберже (гражданка Швейцарии), правнучка великого ювелира Карла Фаберже и почетный председатель Мемориального фонда Фаберже выразила пожелание посетить Музей Горного института (Университета) в рамках ее визита в Санкт-Петербург.
    Татьяну Фаберже сопровождают трое сотрудников фирмы «Фаберже Лтд» (Лондон), включая правнучку Карла Фаберже С. Грюнден-Фаберже (Лондон), креативного директора К. Флор и эксперта Ф. Паже.
     Татьяна Федоровна хотела бы преподнести в дар библиотеке Института свои книги.
     Прошу Вашего указания на посещение Музея в15 июня 2010 г. в 10-30.

     Учёный секретарь Мемориального фонда Карла Фаберже,
      эксперт Министерства культуру РФ                                               В.В. Скурлов.

otvet Falkina ot 3 iunya 2010

> Уважаемый Сергей,
> то что ты рассказываешь, необычайно интерено и нужно, не только для науки, но и для нашего камнерезного искусства.
> Я всё время сравниваю с дореволюционной ситуацией. В некоторых лучших) случаях, Франц Бирбаум пишет о 30 мастерах и подмастерьях, работавших в период расцвета (1912 год) для фирмы Фаберже. Во всяком случае, он уверенно пишет о 20 камнерезах. Почему же они оставили такой след ? Это только мастерская Кремлева.- Дербышев вернулся из Парижа только в начале 1914 года.
> Была еще мастерская Сумина, но Сумин умер осенью 1913 года, а его мастерская перешла А.К. Денисову-Уральскому. У Сумина и Денисова, я судя по архивам продажи царскому двору было в сумме едва ли более 10 чел. камнерезов.
> Была еще камнерезная мастерская у Верфеля, но с 1907 года она принадлежала Карлу Фаберже. У Верфеля был большой объем камнерезных работ, и судя по фотографии 1903 года не более 12 -15 чел.
> Очень много Верфель исполнял "полуфабрикатов" каменных для Фаберже: чаши, тарелки, фантазийные вещи, которые обрамлялись металлом в мастерскох Фаберже, прежде всего у Перхина и Вигстрема. Собственная мастерская Фаберже под ркводством Кремлва была заведена только в 1908 году.
> По моим расчетам, основанным на архивных данных, с каждым годом доля камнерезных вещей, обамленных металлом у Фаберже волзрастала. Уже к 1900 году, против 1890 года (начало активной рабты с камнем) эта доля возросла с 20 % до 40, а к 1910 году - уверенно не менее 50 %.
> Кто обеспечивал, какими силами, эту камнерезную часть. Почему мы знаем только Кремлева, Дербышева, Кулькова, Денисова и Смина - только 5 чел. Безумно мало. Еще был резчик Роберт Песту, имел свою мастерскую, но я полагаю, он резал тонките печати. Его приглашал к себе Фаберже. Вначале Песту работал с 1880 года для Петергофской фабрики. Его приглсил акад Гун, директор фабики с
> Насчет Петергофа есть информция исчерпывающая. Там тож Фаберже заказывал, но мало. Также ак он заказывал в 1012 году уральким кустарям, но те "заготовки" приходилось еределывать.
> Как мы с Вами напишем, так и будут люди через 10-20-30 лет определять состояние камнерезного икусства и ремесла и персониицировать арт-объекты.
> Большое тебе спасибо.
> валентин скурлов,
> здоровья.. -

Уважаемый Валентин Васильевич! Продолжаю. Вы подсказали интересную
мысль: давно уж пора провести что-нибудь вроде переписи камнерезного
дела и оценить с количественной и качественной стороны, т.е. попытаться
ввести классификацию, хотя бы неофициальную. Удивительно, что Антон
этого не сделал до сих пор, хотя у него материал на эту тему собран
богатейший. Я бы, наверное, начал с руководителей мастерских, которые
в первую очередь влияют на политику развития всего камнерезного дела.
Такие менеджеры как Ананов, Кононов, Игдалов, а также действующие
резчики, которые в силу обстоятельств вынуждены заниматься
управленческим делом, вроде меня, Шиманского (который на пару с
Корниловым вели весь производственный процесс в ШКИ и определяли
художественный уровень мастерской), Качалова (моего бывшего компаньона
по "Багульнику" вольно или невольно определяли и определяют вектор
развития и уровень производства. Они прежде всего, исследуя рынок в меру
своих способностей и пристрастий, занимаются поиском и отбором заказов и
всем тем, что связано с экономической и производственной деятельностью.
Следующая категория это - художники-камнерезы. Из тех 35 человек
серьезное влияние на общее развитие оказали лишь единицы: человек 5-6.
Наша банда - Шиманский, Левенталь и я. Из сторонних - пожалуй,
Ксенофонтов, как создатель «делицизма». В основном же, даже такие
профессионалы как Сычев, художники-камнерезы заняты выполнением
конкретно поставленных задач на изготовление моделей, при этом никаких
художественных целей ,как правило, не ставится. Есть категория мастеров
( Пылин, Станкевич, Виноградов, Канис, Вялков - трое последних бывшие
мои), которые, находясь положении одиночек, создают модели для себя и
сами их воплощают в камень, без помощников. Они, как правило, варятся в
собственном соку и ограничены в развитии, считая себя уже
сформировавшимися художниками. Хотя Канис Леша пошел все-таки дальше -
учится сейчас на 2 курсе Штиглица.
Среди камнерезов я знаю только троих членов Союза художников: Сычёв,
Иванов и я. Получивших специальное высшее художественное образование
больше, но тоже не много. В высших художественных заведениях СПб нет
камнерезной специализации. Лет пять  назад мы разговаривали с Иваном
Григорьевичем Ураловым на эту тему. У него тогда было намерение
попытаться набрать курс по нашей специализации в университетским
Институте искусств (есть такой при СПбГУ). Предполагалось, что начальной
производственной базой будет "Багульник". Но что-то не получилось.
С уважением.

Душа Мира.

Предъявлена композиция «Ювелирная симфония ДУША МИРА». Золото 585 пробы, серебро 92 и 875 пробы.  Бриллианты, сапфиры, звездчатый сапфир; нефрит, лазурит, дымчатый кварц, синтетический лейкосапфир. Бронза, латунь, сталь. Техники обработки материалов и камней: литье, давильные работы, выпиловка, гравировка плоскостная и обронная, чеканка, точение, фрезерование, механическая сборка, гальваническая обработка (золочение);  резьба, шлифование, полирование, огранка, закрепка.
Композиция имеет два механизма: поворотный и фиксации в изначальном положении. Размеры: 210 х 210 х 240 мм. Вес: 5140 г
      Автор проекта и ведущий художник И.Г. Карпова. Соавтор и руководитель исполнения  И.Ю. Лобортас.; ведущий мастер  С. Дорошенко, скульптор Н. Киндяк; художник О. Мажуга (зодиакальные знаки на сфере); работа по нефриту А. Дорошенко, В. Кущ; старший мастер В. Сладкевич; мастера - ювелиры Ю.Силантьев, М. Юнгер, С. Акуленко, В. Жуковец, О. Кондратюк, В. Коростышевский, А. Сингаевский; А. Кулыгин (резьба по камню), Н. Тимофеев (давильные работы), А. Ефимов (часовщик), Г. Рагузин (футляр), О. Запорожец (доводка механизмов), В. Хмара (гравировка), Ю. Перминов (закрепка). Вся работа выполнена Классическим ювелирным домом «Лобортас» (Киев, Украина), 2003-2004. Над созданием ювелирного шедевра трудились 23 художника – ювелира высшей квалификации в течение 108 тыс. рабочих часов, не считая времени на осмысление  и оформление замысла.
     Композиция представляет собой стилизованную  земную сферу, возлежащую на спинах трех серебряных слонов. На Небесной сфере 13 зодиакальных рисунков.  Слоны стоят на ступенчатом пьедестале из нефрита. Сфера открывается на две половины, внутри часовой механизм швейцарской работы середины 1850-х гг.  Венчает сферу  восьмиконечная звезда  из белого и желтого золота.  На слонах попоны золотые, украшенные сапфирами.
    Художественные приёмы.
    Хрупкость и нежность «Души» подчёркивается шелковистым свечением полупрозрачного кварца из которого вырезан веток лотоса  символ души.
    Глубина и сложность «Мира» подчеркнута оптическими эффектами. которые возникают при отражении пропильных элементов наружной поверхности в позолоченной зеркальной поверхности внутренней сферы.
  Антикварный часовой механизм с тонкой гравировкой органично сочетается с пропильными и гравированными элементами всей композиции
   Ступени, выполненные из золота и украшены драгоценными камнями и  узором, напоминают ниспадающие струи воды и узорчатый ковер.
    Подлинное произведение ювелирного искусства, такое как «Душа Мира» требует всестороннего  квалифицированного рассмотрения во многих аспектах: философском,  историческом, религиоведческом, искусствоведческом, культурологическом, ювелирно-технологическом и многих других, включая социально - психологические моменты.  Лучшую оценку дает время.  Интегральная оценка  впереди, поскольку идет накопление эмпирических впечатлений (произведение уже собрало большую прессу и отклики специалистов и зрителей), но самое главное – происходит осознание произведения как краеугольного камня в  становлении национального , мирового и европейского  стиля по оценке нового  искусствознания.  Прошедшие 6 лет позволяют оценить работу в парадигме наших знаний о современном  ювелирном искусстве.
Как историк фирм Фаберже, я рассматриваю произведение украинских ювелиров через призму лучших работ фирмы Фаберже и прихожу к выводу, что творение «Дума Мира», во-первых беспрецедентно,  во-вторых, является развитием лучших, классических традиций Фаберже, в третьих, является учебным эталоном применения ювелирных техник и технологий, примером «соединения металла и камня» (акад. Ферсман  о работах Фаберже) и, наконец, в четвертых -   системообразующим  для становления нового стиля украинского ювелирного искусства, который еще не получил название, но условно трактуемый как «неоукраинкий» или шире, как «восточноевропейский», если рассматривать влияние этого стиля на всё постсоветское пространство. Этот стиль находится еще в развитии, возможно, он станет ответвлением более мощного евразийского стиля, великую будущность которого прогнозируют культурологи и искусствоведы.  В самом деле, в работе мы видим зримое участие восточной миологии и символики, рериховское осмысление Мира и Души. Произведение пропитано смысловыми нагрузками. Слоны, которых так любят в странах Северного полушария, являются мощнейшими носителями Эроса (по Фрейду «либидо», см. «Словарь символов»).  Время исполнения часового механизма, относит нас к эпохе  царя- Освободителя Александра II (коронация 1856 г.), времени пробуждения украинского национального самосознания  («младоукраинства»). Если бы авторы не дали работе названия, оно читалось  бы  в интерпретации символики Лотоса и земной сферы (вселенского Мира). Подлинное произведение искусства, как учил акад. Д.С. Лихачев, всегда имеет два и три смысла, и угадывать, «прочитывать» - сладостное и мучительное познание мира искусства. Таким образом, произведение становится  частью души зрителя, а художник может считать свою задачу выполненной.
      Новый стиль должен иметь и стилеобразющие признаки и элементы. Они проявляются в  наличии больших фактурованных и гладких поверхностей, с высшим качеством полировки, изощренном дробном рисунке гравированных поверхностей сферы, округлых шаровидные поверхностях (сам шар-сфера, шаровидные фигуры слонов). Это напоминает традиционную украинскую одежду (которая имеет и безусловное османское влияние), а  глубокая разработка сферы  -  узоры украинских вышивных рубах.  Прослеживаются  элементы итальянского и украинского барокко, наблюдаемые в богатстве деталей. Эта и другие работы фирмы («Лавра Небесная, «Всесвит», «Ангел-Хранитель», «Философ») по скульптурной лепке находятся в одном ряду с работами великого  украинского скульптора  XX  века Архипенко, работами Коненкова и Эрьзи. Таким образом, в работе прослеживается и переход от стиля «романтического авангарда». Украина -  родина авангарда на пространствах бывшей Российской империи.
     Композицию, по своей философии и  образному строю восходит к идеям императорских пасхальных яиц (незавершенное  «Пасхальное яйцо Царевича 1917 года»). Были у Фаберже и серебряные слоны и сакральные композиции с нефритом, но только в представленной работе авторы объединили разрозненные замыслы Фаберже в единую композицию, создали волнующий  образ, оплодотворенный классической  формой.  Мы наблюдаем здесь и классический конус (ступенчатая подставка), как у египетских пирамид, и шар – земную сферу и  треугольник – три слона. Каждая из этих форм имеет богатую смысловую символику.  Слоны не симметричнее, они все разные, и это разнообразие подчеркивает разносторонность проявление характера.
РЕЗЮМЕ. Предъявленная художественная «Ювелирная  симфония ДУША МИРА», работы украинских ювелиров Классического ювелирного дома «Лобортас» – является безусловным произведением высшего класса. По своим разнообразным высочайшим  художественным достоинствам и степени многогранного воздействия произведение достойно включения в реестр национальных ценностей Украины.    

Anton 03/06/2010

Насколько мне известно, в городе на данный момент уже нет ни одного учебного заведения, профессионально готовящего резчиков по твердому камню. Соответственно, не существует и каких-либо официальных дипломов, сертифицирующих того или иного выпускника как мастера некой категории. На мой взгляд, такая ситуация скорее хороша, чем плоха. Последний раз я сталкивался с выпускниками ПТУ при Русских Самоцветах в 1999 году - и они, несмотря на трехгодичное обучение профессии, не знали о резьбе по камню практически ничего!!! Таким образом, обучение камнереза в стенах этого заведения в тот период было химерой, фикцией, поскольку за месяц практики под моим руководством в мастерской Эболи выпускник Самоцветов Дмитрий Савельев, по его собственным словам, узнал о камне больше, чем знал весь преподавательский состав ПТУ...
Поэтому забудем об официальных дипломах и сертификатах - они ничего не значат. Каким же тогда образом можно определить, кем является тот или иной сотрудник - мастером или подмастерьем? Самым простым образом - по квалификации, или, вернее, по объему опыта в работе с камнем. Настоящий мастер способен самостоятельно выполнить любую работу, которую ему дает работодатель, не задавая лишних вопросов и укладываясь в поставленные временные рамки. Подмастерье же требует постоянного надзора и контроля со стороны руководителя. Время, необходимое для получения необходимого опыта, даже для очень способного человека составляет, на мой взгляд, не менее пяти лет постоянной работы с различными породами камня. Быстрее просто невозможно освоить основные премудрости столь непростого ремесла...
Необходимо также отметить, что резчики по камню делятся на две группы - мастеров, занимающихся непосредственно резьбой по камню, и мастеров, специализирующихся на прикладных работах ( токарная обработка, сверление и т.д.) с этим материалом. Как правило, мастеру редко удается преуспеть сразу в двух этих направлениях. Чаще он выбирает ту область, к которой у него есть выраженные способности, и концентрируется на ней. Исключения есть, хотя и очень редки - к числу таких универсалов, добившихся довольно высокого уровня и в резьбе, и в прикладных работах, относятся Александр Веселовский, Владимир Путрин и, возможно, еще два-три человека в городе...
Всего настоящих мастеров высшего уровня в Петербурге за период 1989-2009 года было и есть от силы человек 15-20. И разумеется, отнюдь не все они входят в число тех художников, которые наиболее известны широкой публике. Наооборот, многие из признанных художников как мастера находятся намного ниже даже среднего профессионального уровня. Зато они очень талантливы и состоятельны именно как авторы  и руководители создания того или иного художественного проекта. К этому моменту - понятию художник и мастер я еще вернусь позже...
Число подмастерьев в нашем городе, естественно, гораздо больше. Всего, как мне кажется, за последние десять лет через камнерезные мастерские прошло человек 200 - 250 подмастерьев. Наибольшее число их приобщилось к камню в мастерской "Багульник". К сожалению, именно выходцы из "Багульника" обладают самой низкой профессиональной квалификацией - упор в этой мастерской всегда делался не на качество, а на количество продукции. Наиболее высокий уровень подготовки, наверное, у тех мастеров, которые работали в течении продолжительного времени в мастерских "Школа Камнерезного Искусства" и "Каменный Гость". Очень хорошие специалисты в области прикладных работ с камнем вызревали в "Эболи". Любопытно, что самая молодая мастерская Питера, "Анна Нова", вместо того, чтобы традиционно готовить свою собственную плеяду специалистов, просто сманила рабочий коллектив целиком в "ШКИ". Побочным эффектом такого подхода оказались многочисленные работы-двойники у этих двух мастерских. Кстати, на сегодняшний день в уцелевших мастерских города ("Каменный Гость", "Эболи", "Анна Нова", мастерская Левенталя, "Фалькин" и "Качалов" работают всего лишь человек 20-25 и мастеров, и подмастерьев. Кризис оказывает свое воздействие хоть и медленно, но верно...

Постараюсь завтра ответить и на прочие вопросы.
С уважением, Антон

28 мая 2010 г. 15:53 пользователь Валентин --- <valentinskurlov@mail.ru> написал:

Fri, 28 May 2010 12:22:06 +0400 письмо от Валентин --- <valentinskurlov@mail.ru>:

> 
> 
> Уважаемый Антон,
> В продолжение нашего разговора ряд вопросов по петербургским камнерезам.
> Количество камнерезов в Петербурге? (2010 год)
>  В том числе мастеров и подмастерьев и учеников.
> Под мастерами у имею виду дореволюционную квалификацию, когда мастер сдает "урок" присяжным мастерам и они оценивают: "достоин" или нет. Подмастерье до революции мог получить диплом Серебряного цеха (камнерезного не было) при обучении у мастера не менее 3 -5 лет . Выпускники Технического училища (было такое, сейчас Военмех) после 4-лет обучение получали звание мастера, но это редкий случай. Мастером можно было стать не ранее 21 ода, подмастерьем не ранее 19 лет. Только мастер имел право иметь мастерскую и нанимать подмастерьев и  учеников. Подмастерью разрешения на открытие мастерской не давали. Только мастер имел права клейма.
>    Сейчас таких требований нет. Каждый может делать что хочет. Поэтому критерии к званию мастера размыты. Однако многие наши мастера получили специальность "резчик о камню", особенно в Екатеринбурге. В Петербург больше чем в Екатерибурге  мастеров с художественным образованием (Ксенофонтов. Но Ксенофонтов познал профессию самообученим, как и другие "делицисты":  Комаров, Ге, Раскин). В то же время мы, профессионалы ювелирно-камнерезного бизнеса достаточно отчетливо определяем мастеров
етливо определяем мастеров и подастерьев и тем бле учеников.
> Сколько у нас в городе и в Екатеринбурге мастеров?
> 20-30-40 чел. Сколько подмастерьев?
> Сколько учеников?
> Я полагаю, мастером можно назвать таких, которые способны на достойном уровне (что такое "достойный уровень"?) выполнять широкий ассортимент изделий: фигурки человеческие, анималистику, цветы, кабинетные вещи, вставки для ювелирных украшений, предметы интерьера и фантазийные. Естественно, есть специализация. Мастер должен знать различные способы резки, полировки, шлифовки.  Можно ли выделять "мастров высшей квалификации", например кавалеров Ордена Денисова-Уральского?
>    Отдельно выделяются даже среди мастеров те, которые способны создавать модели. это модельеры-скульпторы. Знание камней также обязательно, подбор  камней к колористическую гармонию.
>    Сколько у нас в городе таких мастеров-художников-скульпторов, которые сами сочиняют модели и камнерезные композиции и способны их воплотить в камней. При этом необязательно лично самому проводить время за станком, но обязательно умение организовать процесс исполнения мастерами и подмастерьями.
>   Как количество мастеров, подмастерье и учеников увеличилось по годам: 1990, 200, 2010 годы (год отсчета, или переписи мастеров).
>    В чем самостоятельность мастеров фирмы "Багульник", теперь "Фалькин", фирмы "Качалов"?. Скколько человек в этих фирма (студиях) способны рождать иди, моделировать и самостоятельно исполнять?.
>    Как определить роль Сычева, Вялкова и ушедшего на вольные хлеба Виноградова. Работает ли Виноградов теперь один или у него есть помощники и ученики? Кого я еще не назвал и молодых но достойных. Откуда приходит поросль. Готовят ли у нас в Штиглица камнерезов?
>   Как работает "Эболи". Правда ли что на грани закрытия (пусть временного). Кто там ведущие мастера, сколько подмастерьев и учеников?
>    Кого еще знаешь из петербургских камнерезов? Кто у нас еще член Союза художников, роме тебя. Игдалов, Станкевич (член Творческого союза?).
>   Существует ли миграция между мастерскими. Как эта миграция влияет на интегрирование "петербургского стиля".
> Еще Франц Бирбаум писал, что причииой открытия Московской фабрики фирмы Фаберже было именно наличие большого количества серебряных заведений в Москве, где производилось более половины серебряных изделий страны. "Предприятия, как растения, писал Бирбаум, разбрасывают вокруг семена в виде мастеров".
> Всех благ и здоровья,
> Валентин Скурлов. –



Письмо от Антона Ананьева, 04 июня 2010 г.

Добрый вечер, Валентин Васильевич!
Итак, что же такое высокий уровень владения ремеслом, необходимый любому, кто называет себя мастером? На мой взгляд, это, прежде всего, умение исполнять работы в различных жанрах камнерезного искусства. То есть, даже резчик с посредственным уровнем способностей в состоянии за несколько лет непрерывных усилий научиться сносно собирать, допустим, фигуры в технике блокированной миниатюры. Однако это - просто набор вызубренных и заученных операций, которые в большей или меньшей степени однообразны. Едва ли такой резчик без напряжения тут же сделает сложную анималистическую фигуру или "впишет" обобщенный пролепок некой композиции в изобилующий дефектами кусок горного хрусталя. Ну а мастер-профессионал просто должен уметь делать все виды работ, связанные с понятием резьба по камню на хорошем качественном уровне. И именно разносторонний опыт и выраженный талант, особое чутье камня, и отличает настоящего мастера от подмастерья-ученика...
    Кроме такой "полистиличности" настоящего петербургского мастера отличает также собственный фирменный стиль. Поскольку каждая мастерская в нашем городе - это отдельная, неповторимая школа мастерства, то и мастера из разных мастерских отличаются друг от друга индивидуальным "почерком".Так, например, на Урале практически все мастерские специализируются на изготовлении блокировки. Однако даже я, будучи профессионалом, не отличу вот так сразу изделия Боровикова от Казакевича, а Казакевича - от Антонова. Все эти объединения работают в схожей манере и используют один и тот же набор техник, приемов и декоративных решений. Понятно, конечно, что у Антонова композиции динамичней, а у Боровикова более сбалансированы по цвету. Но по сути - одно и тоже. В Питере такого однообразия нет. Изделия "Фалькина" ну никак не спутать с работами "ШКИ", а работы "Каменного Гостя" разительно отличаются от произведений мастерской Левенталя. И дело здесь не в том, что Шиманский как художник является полной противоположностью художника-Фалькина. Просто мастера из "ШКИ" изначально сформировали свой способ достижения тех или иных результатов при обработке камня, а мастера из "Багульника" - свой. И различия эти проявляются во всем - в композиционном строе работ, в таких декоративных техниках отделки, как "расчёс", фактурирование поверхности или "матировка", в степени полировки работ, в удельном весе ювелирных элементов в произведении, в деталировке и так далее до бесконечности...
    В этом различии творческих манер и кроется причина разнообразия, вариативности работ питерских мастеров. Так сказать, сколько людей - столько истилей. И поэтому даже очень хороший мастер с Урала вряд ли органично впишется в коллектив петербургской мастерской, изначально требующей от специалиста очень широкого охвата профессионального горизонта...
  И напоследок немного статистики. За десять лет существования мастерской "Каменный Гость" через нее прошло около двух десятков работников. Всех мы с Александром учили с нуля, исключением был лишь Владимир Путрин, имевший приблизительно одинаковый с нами опыт и проработавший в мастерской три года (2000-2003). Из этого количества мастерами высшей категории стали двое - резчик Георгий Волгин и прикладник Дмитрий Савельев. Высокого, но не абсолютного уровня достигли еще четыре мастера. Остальные, к сожалению, так и не смогли добиться чего-то большего, нежели умение качественно и быстро выполнять некоторые виды работ. И это при том, что им было на чем учиться...
Завтра продолжу...



06.06.2010 Anton Anniev.
Доброй ночи, Валентин Васильевич!
1.Клемент Гринберг, американский искусствовед и куратор, сыгравший гигантскую роль в популяризации такого направления в изобразительном искусстве, как абстрактный экспрессионизм (40-50гг.)
2. Но Вы наверняка  имеете в виду не Гринберга, а Германа Грюнберга из мастерской "Эболи". Грюнберг родился в 1975 году в Питере, с камнем начал работать в 1999 году  в "Эболи" и до сих пор там работает. Является основным художником этой мастерской, автором большинства эскизов прикладных предметов и флористики. Моделей не лепит, наверное, потому, что сам изначально специализировался на прикладных работах и практически не занимался резьбой. Ранние букеты за авторством Грюнберга были подражаниями букетам Шиманского, позже ( 2005) сформировался свой стиль, который, собственно и является визитной карточкой "Эболи".
3. Владимир Путрин родился в 1973 году в Питере, с камнем работает с 1996 года. Начинал карьеру в "Эболи", потом несколько лет работал в "Каменном Госте", в 2003 опять вернулся в "Эболи", где работает и по сей день. Талантливый художник и великолепный мастер-профессионал. Подробная биография Путрина - в  последнем номере "СИЗИФА".

Резюме: Оба, и Путрин, и Грюнберг - несомненно композиторы по классификации Бирбаума. Путрин кроме того еще и мастер высшей категории...

Феликс Ибрагимов - геолог, занявшийся обработкой камня в середине 90-х. Владелец огромного запаса мохового агата, из которого и создает свои произведения. Ибрагимов, на мой взгляд, не художник и не мастер, а производитель сувенирной продукции. Основная ценность его работ в великолепном материале очень высокого качества. Убрать материал - и останутся не работы, а детский лепет...
Надо думать, его Вам Фалькин протежирует? Думаю, нужно высказаться на этот счет. Когда наши западные противники одолели Советский Союз, то в первую очередь постарались дискредитировать основные институты, являющиеся стержнем государства - армию, промышленность, науку. В результате умелой пропаганды теперь в армии служить позорно и опасно для здоровья, работать на заводе постыдно и не престижно, а наука ассоциируется у большинства населения с нищетой и ненужностью. Вот и у нас в камнерезке нечто подобное с легкой руки Фалькина начинает происходить. Умение мастерски работать с камнем постепенно начинает трактоваться как недостаток, отсутствие таланта и творческая неполноценность. Как говорит Фалькин о таких великолепных мастерах, как Пылин или Станкевич - "варятся в собственном соку, ограничены в развитии". На мой же взгляд, ситуации возможно даже обратная. Пылин - прекрасный мастер и художник, состоявшийся человек, имеющий массу поклонников своего таланта. У него свой почерк, яркий и узнаваемый, огромный опыт в работе с материалом. Кроме того, Пылин очень работящий человек, сделавший самостоятельно почти полторы сотни композиций. В каком таком развитии он ограничен? Почему в своем соку варится? Пылин образованный человек, испытал влияние модерна и японского искусства, тонко эти влияния интерпретировал, работает в собственном уникальном стиле. Думаю, основная вина Пылина в том, что его работы реалистичны, доступны зрителю, не несут в себе надуманных образов и идей. Кроме того, они действительно мастерски сделаны...
 Работы Фалькина тоже за последние десять лет изменений не претерпели, произведение 2001 года от работы 2009 как день и ночь не отличаются. Делаются они не самим Фалькиным, а его работниками, и делаются быстро, в производстве стоят недорого. Причем для того, чтобы сделать работу в этом уникальном стиле мастеру необходим минимальный опыт, то есть квалифицированный кадры ни к чему. Сам Фалькин работает в пластилине, камень как материал для него не более чем один материал из многих, вроде бронзы или дерева. Несомненно, у Фалькина свой индивидуальный, неповторимый авторский почерк. Другой вопрос, насколько он органичен и убедителен в камне? Кроме того, сам Фалькин прекрасно умеет себя подать в обществе, умеет выбрать нужную позу и тон. Одним словом, художник во всем - и в работе, и в беседе. Ключ к его таланту в понятии самобытность. Причем и безыскусный Ибрагимов через призму самобытности тоже весьма достойно выглядит. Универсальная концепция искусства и художественности!
     Однако навязывание Фалькиным этой концепции художественности у меня лично вызывает стойкое неприятие. Тем более, что она, такая художественность, по определению отвергает мастерство и искусность в работе. А дискредитируюя, отвергая школу мастерства, нарабатывавшуюся годами, мы лишаем себя какого либо осмысленного будущего. Я за профессионализм и умение, а не за дилетантство и культ оригинальности. Только профессионал может делать свои работы в камне так, как он их задумал. И наоборот, дилетант и неуч всегда будет обречен подстраивать свой замысел под свои же ограниченные навыки. У нас сейчас в Питере все камнерезы, почти без исключения, художники (по крайней мере, так себя называют). Однако сколько среди них мастеров такого класса, как Пылин? Человек пять, не больше. Думаю, этим все сказано…

суббота, 24 июля 2010 г.

Левенштейн-Поставщик.

Ювелир Зигфрид   Левештейн из Франкфурта-на-Майне, 1883 год.
РГИА, ф.472, оп. 38(413/1933), д.13.
Выписал В. В.  Скурлов, 7 мая1994 г.

Лист 49:
Виза: ОТКЛОНИТЬ. Воронцов-Дашков (Министр Императорского Двора – В.С.),
 21 февр. 1883.

Канцелярия МИД
Доклад по делам
Части Секретаря
18 февр. 1883 г.

       Проживающий во Франкфурте на Майне Ювелир Высочайшего Двора Зигфрид - Адольф Левенштейн    в представленном письме на имя Вашего Сиятельства от 1/12 сего февраля, возобновляет просьбу о пожаловании ему медали с портретом Государя Императора, объясняя при этом, что фирма Братьев Левенштейн, в  течение  почти  40 лет поставляет Кабинету Е. В. бриллиантовые вещи и что он лично известен Их Императорским Величествам и имеет счастье, за вполне добросовестное исполнение всех заказов, пользоваться благоволением всех членов Императорской Фамилии.

СПРАВКА.

       Проситель Ювелир Зигфрид Левенштейн в октябре минувшего года обращался к Вашему Сиятельству с просьбой, в которой объяснял, что  поставлял  драгоценные камни для Особ Императорской Фамилии и Кабинета Е. В. , за что и удостоен звания Ювелира Высочайшего Двора, просил о даровании ему звания Агента Кабинета Е. В. и о пожаловании ему медали с изображением Е.И.В.
    Из доставленных Кабинетом Е.В. сведений оказалось, что ювелир Левенштейн в 1868 г. получил звание поставщика Высочайшего Двора и что у него приобретено Кабинетом драгоценных вещей и камней :
    В 1867 году на 7057 руб.
       1872 году на 85863 руб.
       1879 году на 32495 руб.
       1880 году на 777 руб.
       1882 году на 10620 руб. –
    По докладу о сём Вашему Сиятельству приказано было домогательство Левенштейна отклонить, так как Кабинет Его Величества в агентах не нуждается, о чём тогда же было сообщено и ему Левенштейну.

Помощник Директора      Юргенс. 

СПб Общество собирателей почтовых знаков.

Государственный исторический архив Санкт-Петербурга.
Фонд 287, опись 1, дело 20.
Дело по канцелярии С.-Петербургского градоначальника.
С.-Петербургское Общество собирателей почтовых знаков.
Началось: 28 марта 1906 г.
Кончилось: 18 августа 1917 г.


Лист 1:

                                                      Его Превосходительству Господину С.-Петербургскому
                                                      Градоначальнику

                                                      Учредителей С.-Петербургского Общества
                                                      собирателей почтовых знаков

                              ПРОШЕНИЕ.

         Прилагаю при сём, в 2-х экземплярах проект Устава вновь учреждаемого СПб Общества собирателей почтовых знаков, имеем честь покорнейше просить ходатайства Вашего Превосходительства об утверждении его.
     Собирание почтовых знаков, являясь одной из самых увлекательных и разнообразных отраслей коллекционирования, интересует собой большое число лиц, посвящающих свои досуги, этого рода спорту, между тем у нас в России до сих пор не существовало организационного и разрешённого Правительством общества, колторое объединило бы хотя часть помянутых выше коллекционеров для более удобного занятия этой специальностью и лица эти волей-неволей бывают вынуждены записываться в общества и кружки иностранные, существующие за границей почти в каждом городе, с другой стороны, при настоящем порядке вещей, эти лица, при приобретении почтовых знаков от торговцев ими, часто бывают жертвами  недобросовестности последних и, платя иной раз большие деньги за редкие экземпляры почтовых знаков для своих коллекций, получают негодные марки, чего, конечно не могло бы случиться при объединении этих собирателей в Общество и при возможности руководства со стороны более опытных из них специалистов, которые тогда имели бы случай знакомить своих товарищей с различными сведениями в деле собирания почтовых знаков.
    Вот одни из главнейших подов в пользу основания и в нашем отечества по примеру других государств СПб Общества собирателей почтовых знаков.
Марта 27 дня 1906 г.
Виза: Затребовать дополнение.











Лист 2:
                             Список лиц, подписавших прошение,
                              с показанием их местожительства.


Звание или чин, имя, отчество и фамилия                            Местожительство


Эрнест Эрнестоич ЭНДЕР, германский подданный, доверенный Товарищества на доверии «Витт и Ко»., Алексеевская, 14, кв. 5
Иван Альбертович ТОТИН, потомственный  почётный гражданин (Иоганн Тотин, купец 2 гильдии. Торговля винами под фирмой «Торговый дом Тотин, Юстус Фридрих». В.О., 11 линия, 16, кв.!
Николай Фёдолровтч РЕЙНСОН, везенбергский мещанин )контоа «Витт и Ко»). П.С., Газовая ул., 6, кв. 4
Юлий Иванович ВИЗЕ, титулярный советник. Директор страхового общества «Помощь», Торговый дом под фирмой «Мунд, Фестер, Гейзелер и Визе». -  Ул. Глинки, 9, кв. 19
Агафон Карлович ФАБЕРЖЕ, потомственный  почётный  гражданин, Морская, 24
Герман Теодор-Иоганн (Иван Альбертович) ФЕЛИШ, доверенный Торгового дома «И. Стеффен», член СПб гимнастического общества, уполномоченный СПб общества взаимопомощи на случай смерти. -  П.С., Провиантская ул,. ¾, кв. 4.Алексей Никифорович МИХАЙЛОВ, потомственный  почётный гражданин. - В.О., 3 линия, 14, кв. 11
Виктор Романович НЕЙБЕР, гражданин г. Риги. – Ст. Лигово, собственный дом.
Василий Иванович МЕРИНГ, личный  почётный гражданин -  Вознесенский просп., 34, кв.6
Франц Васильевич ТОНДОРФ, германский подданный. Владелец ресторана, Общество велосипедов «Унион». - В.О., 1 линия, 20,.
Бруно Леопольдович ЕЛЛИНЕК, австрийский подданный. – М.Конюшенная, 14, кв. 20.
Павел Карлович фон ГЕРЛАХ, штабс-капиьтан  Лейб-Гвардии Егерского полка. - Егерские казармы, кв. 3.
Михаил Григорьевич САНИН, потомственный  почётный  граджданин.,  инженер-технолог, Технический комитет неокладных  сборов и казенной продажи питей. – Забалканский просп., 16, меблированные комнаты, 86.
Густав Карлович РОТЕ, саксонский подданный. – 12 Рота, 32/.15, кв. 14


Лист 3:
         «Отклонить, так как нарушены требования ст. 32 правил 4 марта 1906 Об Обществах и союзах»

Блазнов А.П. (некролог).

Русское, а вместе с тем и мировое искусство понесло ещё одну тяжёлую утрату: на 74-м году жизни скоропостижно скончался в эмиграции, в Рпйвола (Финляндия) Александр Петрович Блазнов.
     Родившись в 1865 г. в Грязовицах (Вологодская губ.) в семье крестьянина, покойный Александр Петрович одиннадцати лет от роду ушёл из родительского дома и поступил мальчиком в книжную лавку. Там он нашёл, наконец возможность удовлетворить свою жажду к знанию, в главное, к рисованию. Вскоре, к счастью для русского искусства, его рисунками случайно заинтересовался известный художник – академик Корзухин. Он не только оказал мальчику материальную поддержку, приняв его в свою семью, но и подготовил его в Академию Художеств, которую покойный и окончил с отличиями по классу профессора Чистякоа. Не удовлетворившись этим, Александр Петрович поехал совершенствоваться за границу в Мюнхен, где занимался у проф. Ашбэ. Вместе со своими сверстниками и товарищами Игорем Грабарём, Кардовским и др.
      Вернувшись на родину А.П. быстро завоевал себе почётное место в русской живописи. В течение долго времени он состоял художником при Кабинете Его Величества (к этому времени относится большинство его чудных миниатюр), писал портреты, иллюстрировал, занимался педагогической деятельностью (состоял преподавателем в мастерской Нового общества художников, в Ремесленном училище Цесаревича Алексея и во многих частных студиях).
      Будучи превосходным, тонким миниатюристом Алексаандр Петрович в то же время был и великим знатоком монументальной русской иконописи. Многочисленные фрески на стенах русских церквей остались памятником его искусства в этой области. В сотрудничестве с архитекторами  Покровским, Щусевым и проф. Косяковым  он реставрировал и расписывал заново такие замечательные храмы, как церковь Св. Василия Великого в Овруче, морской собор в Кронштадте и т.д. Его жк жизни принадлежат росписи во многих заграничных церквах, как например, во Флоренции и в Киссингене.
     Очутившись в эмиграции, А.П. поселился в скромном селе Райвола, в Финляндии, и здесь до конца дней своих трудился: участвовал во всех периодически устраиваемых выставках, писал портреты и неоднократно получал признание своего, большого таланта присуждением ему премий и в восторженных отзывах местной финской и шведской печати. В кладбищенской церкви Выборгского  православного прихода, построенного наследниками коммерции советника И.Ф. Сергеева, две иконы и наддверная живопись Нерукотворённого образа – работа покойного в эмиграции, а равно и большой образ Христа над алтарём в Райволовской церкви.
    Дома  многих видных государственных и общественных деятелей украшены портретами работы покойного Александра Петровича.
    Среди местного населения он пользовался большой популярностью и любовью, как человек в высшей степени скромный, отзывчивый к мелким нуждам приходивших  к нему за помощью или советом и как богатый опытом собеседник, прошедший огромную и тяжёлую жизненную школу от мальчика на побегушках в книжной лавке до всеми признанного крупного таланта
    Умер он 6-го апреля 1939 года и погребён на православном кладбище села Райвола Выборгской губернии.  

среда, 21 июля 2010 г.

Татьяна Мунтян.

В феврале 2010 г.  в помещении  ЛенЭКСПО,  в рамка ежегодной выставки РЕСТЭК состоялась торжественная церемония награждения орденом Карла Фаберже старшего научного сотрудника Оружейной Палаты Московского  Кремля, хранителя коллекции Фаберже Татьяны Николаевны Мунтян, за выдающиеся заслуги в деле сохранения и развития традиций Карла Фаберже в российском ювелирном искусстве и популяризацию творчества великого русского ювелира. «Свидетельство» на вручение знака подписала 19 дек. 2009 г. почётный председатель Мемориального фонда Фаберже Татьяа Фёдоровна Фаберже.
    Татьяну Николаевну хорошо знают деятели ювелирного искусства не только нашей страны, но и далеко за её пределами. После окончания искусствоведческого отделения МГУ,  приняв в конце 1980-х гг. сложнейшую по своему качественному и количественному составу коллекцию русского ювелирного искусства Оружейной палаты, Татьяна Мунтян приложила грандиозные усилия по её изучению и популяризации. Искусство Фаберже стало делом её жизни.
      Начало 1990-х  гг. совпало с невиданным интересом публики к осмыслению прежде запретного искусства российского придворного ювелира. В первой же книге-альбоме «Мир Фаберже» Татьяна Мунтян ввела новые исторические и архивные документы и прекрасные иллюстрации произведений Фаберже (это отличительная особенность кремлёвских изданий). В дальнейшем книги по коллекции Фаберже из фондов кремлёвской Оружейной палаты выходили из-под пера Татьяны Николаевны регулярно. Карл Фаберже рассматривался уже в контексте окружающей эпохи, его великих конкурентов и современников: Сазиков, Болин (Татьяна соавтор первой монографии о Болине, 1996), братья Грачёвы, Овчинников, Хлебников, Лорие и  т. д.,  включая многочисленные московские артели.
Татьяна Николаевне удалось сделать несколько научных открытий, в числе которых атрибуция последнего императорского пасхального яйца 1917 г. «Созвездие Цесаревича», реабилитация честного имени директора Оружейной палаты .Д. Д. Иванова, который предпочёл умереть в 1930 г., но не отдавать кремлёвские шедевры на продажу. Запомнились её публикации по каждому из императорских пасхальных яиц из коллекции Кремля, и такие книги как «Пасхальные подарки Фаберже», «Неизвестный Фаберже»,  прекрасный каталог к выставке Фаберже в Брюсселе (2005), где Татьяна выступила автором проекта  и автором-составителем каталога.
      Коллекция Кремля пополнилась при участии Татьяны замечательными предметами, в том числе коллекцией из 13 ювелирных предметов из клада на Солянке, дом 13 (где проживал директор москоского отделения фирмы С. Аверкиев),  цветочной композицией (из семьи потомков акад. Тарле) и настольными часами в форме сердца и другими раритетами..
     Вместе с коллекцией Фаберже Татьяна Николаевна исколесила весь мир. В Австралии её лекции по Фаберже пользовались огромной популярностью,  люди приносили старые русские ювелирные вещи, для атрибуции. Однажды, например, принесли кольцо обручальное фирмы Сазикова. Была Татьяна и в Китае, и в Бельгии, и в Стокгольме, Нью-Йорке, Лондоне и в Тампере.
      Но главной своей заслугой, Татьян Николаевна, считает извлечение на «мир  божий» произведений Фаберже и Денисова - Уральского из коллекций провинциальных музеев: Омска, Екатеринбурга, Иркутска и организация показа их за рубежом. В свою очередь, она участвовала в организации турне коллекции произведений Фаберже   фонда «Связь Времен» по российским городам, включая Урал и Сибирь. В 2009 г. Татьян Николаевна стала автором каталога к выставке «Фаберже» в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Татьяна Николаевна преподаёт  и её лекции и консультации вызывают колоссальный интерес.
      Иключиельно тщательно и добросовестно эксперт подходит к атрибуции вещей Фаберже, рынок которых, не секрет, наводнён фальшивками. Перу Татьяны принадлежит классическая статья «Фаберже и фальшивки». Можно и дальше перечислять достоинства этой удивительно крсивой женщины, но возможности журнала ограничены. Отмечу только что она и прекрасная мать:  сын Татьяны закончил Московский институт международных  отношений. Орден Карла Фаберже  к юбилею Татьяны (30 марта 2010 г.) это лишь малая награда неутомимой и талантливой труженице.
Валентин Скурлов,  историк ювелирного искусства.

КаталогЖУКОВ.

Валентин Скурлов, эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ, консультант по Фаберже Аукционного дома «Кристи», учёный секретарь Мемориального Фонда Фаберже.
               ТРАДИЦИИ РУССКОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ.
     Проблема частного коллекционирования произведений искусства,  предметов декоративно-прикладного,  более узкого направления  – предметов камнерезного искусства как составляющая художественной жизни России 1990-2010 гг. ещё не становилась предметом  научного исследования.  Поэтому справедливо  обращение к российскому опыту 1890-1910-х  гг., когда художественное собирательство, значительно расширилось географически и охватило самые разные социальные слои населения.  Сложился новый тип коллекционеров, собирательская деятельность которых осуществлялась на основе их художественных и эстетических интересов, научных обобщений, нередко с целью благотворительности и популяризации искусства, а также с учётом денежных вложений в художественные произведения. Эстетические принципы эпохи, высокий уровень развития основных видов современного русского изобразительного искусства – живописи, графики и скульптуры, а также активный художественный и антикварный рынок порождали разные мотивы собирательства. В рассматриваемый период собирательство являлось неотъемлемой частью художественной жизни страны и его культурных центров. С окончанием предреволюционного периода закончился важный этап поступательного развития частного предпринимательства в России, Октябрьская революция 1917 г. подвела черту.
       Можно ли проецировать ситуацию предоктябрьского 1917 года двадцатилетия на российскую действительность постсоветского периода 1991 – 2010 гг.  Можно ли говорить об эстетических принципах эпохи и высоком уровне развития основных видов искусства в настоящее время. Историки искусства не готовы дать положительного ответа на этот вопрос, однако отмечают бурное развитие антикварного и художественного рынка. Не замечены пока благотворительные мотивы собирательства и подарки городам и университетам, как это принято в США, однако явно наблюдаются мотивы поощрения художественной деятельности. Многие камнерезные и ювелирные вещи покупаются у современных художников, не для коллекций, а  качестве подарков. Но так было и во времена Фаберже. Именно из таких подарков сложились коллекции английской королевской семьи. На вопрос, кто покупает дорогостоящую и хрупкую камнерезную композицию в виде стаканчика горного хрусталя с веткой распустившейся яблони, Карл Фаберже отвечал: «Есть люди, которым давно надоели бриллианты и жемчуг, да иногда и неудобно дарить драгоценности, а такая вещица подходит»  (Журнал «Столица и Усадьба», 1914, № 2). 
      «Цветные и драгоценные камни, как указывал Франц Бирбаум, главный мастер и художник фирмы Фаберже,  могут стать объектом художественного творчества, служить средством выявления народных художественных сил и приобретают,  таким образом, значение культурного богатства»
     Великий Карл Фаберже подарил миру новое направление  – русское камнерезное искусство. Искусство это имело большие традиции, но именно  художники и мастера  Фаберже, родом часто из Урала,  подняли искусство  на недосягаемую высоту, за что  потомки должны быть  ему безмерно благодарны.
     Как отмечал в 1922 году директор Оружейной палаты Д. Д. Иванов «для русского художественного собирательства, по-видимому,  открывается небольшая, но интересная и новая область – мелкие гранильные изделия из твёрдого камня. Пока ещё на них мало обращают внимания, по крайней мере, у нас. За границей, вероятно,  их сумеют оценить по достоинству гораздо скорее, тем более что некоторые подобные предметы ещё до революции поступили в виде подарков в самые отборные коллекции». Здесь Иванов был прозорлив – лучшие мировые коллекции Фаберже и других русских камнерезов в настоящее время за рубежами России. Отметим также хронологию коллекционирования – по Иванову, оно началось только в начале XX века, то есть имеет 110-летнюю историю, из которых 70 лет пришлись на советский период, что очень мало для формирования традиций и опыта  коллекционирования.
      «К концу XIX  века, продолжает Дм. Иванов, пробудился новый интерес к гранильному делу. Стали вновь ценить красоту материала. Начались мелкие, но доброкачественные поделки, как на фабрике, так и у мастеров, перешедших с фабрики к отдельным ювелирам. Некоторый толчок был дан модою на маленьких слонов, которых дарили на счастье. Вначале стали изготовлять таких слонов, потом перешли к другим зверькам.
     Великие княгини начали коллекционировать эти вещицы, высшее общество им подражало, и на петроградской выставке в Доме Дервиза (правильно «петербургской», март 1902 года – В.С.) уже были показаны целые их собрания. По красоте материала и совершенству работы вещицы русского гранильного изделия (изготовления – В.С.) представляют выдающийся интерес почти без исключения».
      Позволим себе не согласиться с Дм. Ивановым. По Марксу, «предложение рождает спрос, спрос берётся силой». Не великие княгини  создали  моду на собирание каменной анималистики, а мастера фирмы Фаберже.  Как рассказывала Татьяна Фаберже, страсть к коллекционированию у королевы английской королевы Мэри была настолько захватывающей, что она, приходя в гости к своим подданным, тут же устремлялась к шкафам, где хранились изделия Фаберже  и  замечала, что именно таких образцов  не хватает в ее коллекции.  Хозяевам приходилось  презентовать королеве свои шедевры.  Самая большая в мире коллекция каменных зверей  Фаберже в настоящее время у английской королевской семьи.  
      Ярко обрисовал важнейших клиентов и собирателей художественных произведений из камня Франц Бирбаум:
      «Из членов Императорской фамилии лучшим знатоком и ценителем был великий князь Алексей Александрович. Все, что попадалось интересного в производстве, находило в нем покупателя. Он не был коллекционером исключительно предметов старины, а приобретал все художественно ценное, какому бы времени это не принадлежало. Ему доставляло удовольствие дарить своим друзьям вещи художественно ценные. При появлении его в магазине (он никогда не требовал посылки вещей к себе, а предпочитал, не без основания, лично обозревать все, что имелось в продаже) выставлялись все новинки производства, часто приносили неоконченные вещи из мастерских, и он приобретал их на корню, если проект его удовлетворял. Уезжая  ежегодно во Францию, он увозил с собою значительное количество наших изделий для подарков и там служил нам немалой рекламой, распространяя их среди иностранного большого света. Между прочим, он один из первых поощрял Лалика своими приобретениями и заказами и, как ввозил во Францию наши работы, так и провозил французские в Россию».  Коллекцию Алексея Александровича Николай II купил для Эрмитажа за 500 000 руб.,  в её оценке в качестве эксперта участвовал Агафон Карлович Фаберже.
      Император Николай II не был страстным коллекционером каменных животных и птиц  Фаберже, в отличие от его матери,  императрицы Марии Фёдоровны, которая собирала также  фигурки  от Денисова - Уральского и Сумина. Часть фигурок Николай II дарил, например сестре Ольге, но и сам получал в подарок.  Николай II поддерживал традицию, заложенную еще его прадедом – императором Николаем I, которая заключалась в собирании манекенов в воинских мундирах и типажей народов империи. Поэтому у последнего русского императора образовалась коллекция каменных  фигурок солдат и офицеров. По фотографиям Вильяма Каррика Фаберже выполнял фигурки из серии «Русские типы». С императором соперничал нефтяной магнат  Эммануил Нобель, который собирал фигурки из серии «городские петербургские типы».  Императору и  Нобелю вдвоём принадлежало две трети всех каменных «человеческих фигур». 
       «В последнее десятилетие, продолжает Франц Бирбаум, большое значение приобрела клиентура из финансового и торгового мира: короли биржи, сахара, нефти и др. Нужно сказать, что с ними было несравненно легче и приятнее работать. Почти всегда одарённые практическим умом, они не претендовали на художественную инициативу, не навязывали нам своих идей и проектов. Они полагали, не без основания, что художник такой же специалист, как инженер или бухгалтер, и указка может только повредить». 
      Среди клиентов Бирбаум упоминает семью золотопромышленников Кельх - Базановых, купца Елисеева. Биографы фирмы дополняют список важнейших заказчиков-коллекционеров  фамилиями сахарозаводчика Кёнига, «галошного» фабриканта Нейшеллера, сахарозаводчиков Терещенко, Бродского, графа Бобринского, графа Воронцова-Дашкова, князя Юсупова, великого князя Владимира Александровича и его супруги Марии Павловны, балерин Матильды Кшесинской и Анны Павловой.
       «Один из нефтяных королей, - продолжает Франц Бирбаум, - Э. Нобель (Эммануил Людвигович, 1859 – 1932, племянник основателя Нобелевской премии  – В.С.) отличался особой щедростью на подарки, иной раз казалось, что это главное его занятие и удовольствие. В мастерских всегда находилось в работе несколько его заказов, и он время от времени приходил его осматривать. Часто бывало, что свое назначение подарок получал лишь по окончании работы».
      Академик А.Е.Ферсман  (из рукописи 1930-х гг.; архив акад. Ферсмана – В.С.)   считает, что «интересный тип работников и любителей камня  выработался за много столетий – это ювелиры. Недаром самые замечательные мастера были одновременно и резчиками по камню, и чеканщиками и гранильщиками, и ювелирами, как например,  знаменитый Бенвенутто Челлини . Таковы и самые лучшие ювелиры последнего времени: Лалик в Париже, Верфель в Петербурге, Масеев  и особенно чех Котлер в Ленинграде, а затем в Чехословакии. Самой яркой фигурой в этом был Ф. П. Бирбаум, швейцарец по происхождению, но русский по своей жизни и любви к России» (Хаим Масеев и Александр Котлер, вместе с Агафоном Фаберже участвовали в комиссии акад. Ферсмана в описании «Российского Алмазного фонда» в 1922 г. – В.С.).
       Из «богачей» - организаторов целых фирм и мастерских Ферсман выделяет Фаберже (отец и сыновья) и особенно парижского ювелира Леона  Розенталя (родился во Владикавказе – В.С.). Его огромные средства, составившиеся в результате  продажи камней и ювелирных изделий, давали возможность не только собрать самые замечательные в мире сокровища камня, но и отдавать часть средств самой науке, например создание института физической химии в Париже. Из крупных ювелиров Америки Ферсман называет Тиффани, который выдвигал различные новые типы минералов, такие как калифорнит, марганец, зеленые халцедоны и т.д.  В создании промышленности камня Америки огромную роль сыграл известный минералог  Георг Лунц, дважды приезжавший в России (посетил «Галерею драгоценностей» в Эрмитаже) и на Урал для закупки камней.
       Выдающуюся роль в деле пропаганды творчества Фаберже сыграл американский коллекционер Малкольм Форбс.  Медиа - империя Форбса  именно благодаря коллекции изделий Фаберже известна гораздо больше других компаний-миллиардеров, а известность в капиталистическом мире «стоит» очень дорого. Дивиденты  известности еще не подсчитаны, как невозможно оценить в деньгах понятие морального капитала. Коллекция Форбса многие годы была общедоступна,  вход был  бесплатный, Форбс охотно давал предметы на выставки, не жалел денег на публикации.  В результате стоимость коллекции перманентно возрастала, что было важно для фирмы, поскольку коллекция входила в состав уставного капитала.
       Мало кто  выделял  Виктора Вексельберга в когорте российских олигархов, а после покупки на «Сотбис» в 2004 г. знаменитой коллекции Форбса, Виктор Феликсович (теперь только так,  с эпитетом «спаситель национальных сокровищ») был принят президентом России и Патриархом. Коллекция Вексельберга была представлена в Оружейной палате Московского Кремля и в Государственном Эрмитаже – неслыханная честь для частного собирателя, куда коллекционеры мечтают попасть годами.
      Калуст Гулбенкян вошёл в историю не как удачливый торговец «чёрным золотом» или покупками в 1930-х годах сокровищ Эрмитажа. Западные любителю искусства знают  Гулбенкяна прежде всего как основателя музея своего имени в Лиссабоне, как мецената и покровителя искусства Рене Лалика. В лиссабонской коллекции представлено более 150 произведений великого французского ювелира.
      Известный Арманд Хаммер – через его руки прошло более 2000 произведений Фаберже, 13 императорских пасхальных яиц, покупал он с целью продажи, но отмечал в своих мемуарах, «поддался магии Фаберже», проникся очарованием волшебного искусства и до конца дней своих полюбил произведения великого русского ювелира.  Хаммер охотно демонстрировал изделия Фаберже, устраивал многочисленные выставки – «нес искусство Фаберже  в широкие массы обеспеченной американской публики». Сейчас имя Хаммера ассоциируется только с фамилией Фаберже. Галерея Хаммера существует до сих пор в Нью-Йорке. Среди клиентов Арманда Хаммера были  Марджория Пост, жена американского посла в СССР Дж. Дэвиса, Лилиан Томас Пратт, чей муж – филантроп был президентом компании «Дженерал Моторс», «руссофилка» Индия Эрли Миншалл, из семьи миллионеров-нефтяников, американская аристократка утончённая Матильда Геддинг Грэй. Коллекции произведений Фаберже этих четырех гранд - дам американского бомонда украшают крупнейшие музеи США, а сами они получили известность в веках. Можно вспомнить американскую чету российского происхождения Якова и Беллу Линских (200 млн. долларов капитала), коллекция которых насчитывала более 230 предметов Фаберже, в том числе два императорских пасхальных яйца. Линские предложили купить свою коллекцию нью-йоркскому Метрополитен - музею  (недорого). Сноб-директор объявил, что в «Фаберже музей не нуждается», Расстроенные владельцы продали собрание по частям, а того директора нынешние руководители крупнейшего музея проклинают до сих пор.  
      Собирание предметов камнерезного искусства имеет свою особенность. Здесь не надо столь тщательного поддержания климатического режима, как в произведениях живописи. Каменные предметы менее габаритны, легче перемещаются на выставки, меньше реставрации. Но стоимость этих предметов уже сравнима с дорогими полотнами знаменитых художников – значит, неизбежны издержки на охрану. В последнее десятилетие появились витрины с «холодными» лампами, которые позволяют правильно показывать красоту, не нагревая витрину внутри. Это способствует развитию демонстрации «каменных» коллекций.
      В советское время не было предметов собирания, камнерезное искусство замерло в своём развитии на 70 лет. Знаменитый Кремлёв с уральскими камнерезами успел поработать над знаменитой «Картой индустриализации», шедевра, покорившего в 1937 году Париж. Коллекционеры были, они собирали Фаберже, но называть имя придворного ювелира не рекомендовалось. Среди собирателей были люди высокого вкуса и воспитания: композитор Исаак Дунаевский, балерина Зинаида Гельцер, актриса Любовь Орлова, семья Утёсовых, акад. Курчатов и первые советские космонавты.  Из современных коллекционеров последнего 20-летия   отметим семью народного артиста СССР Иосифа Кобзона (у него в коллекции около 200 «человеческих» каменных фигурок), московского бизнесмена Леонида Владимировича Макаревича – одна из самых больших коллекций фигурок, банкира Искандера   Муртазина (более 100 «человеческих» фигурок, в основном уральских мастеров). Профессор Николай Иванович Тимофеев из Екатеринбурга,  самый первый еще на рубеже 1980-1990- х годов,  стал собирать «каменных человечков», которых через 10 лет у не него было более 70, но продал свою коллекцию.  Тимофеев дал толчок развитию резьбы по камню на Урале и коллекционированию.
      Николай Овчинников – один из самых известных в России коллекционеров камнерезного искусства. Он собирает произведения мелкой камнерезной пластики, созданные ведущими мастера Екатеринбурга в течение последних 20-ти лет. Гордостью коллекции являются программные, знаковые произведения, сыгравшие важную роль в развитии  камнерезной школы постсоветской России и ее важнейшего  и культурного центра Екатеринбурга.  Достойно представлены в коллекции работы других  талантливых уральских художников.
       Коллекционирование произведений художников одной территориальной школы, да еще такой разнообразной, как уральской, требует незаурядного художественного чутья, что называется «художественного стержня». Талант это врождённый, но и совершенствуется в процессе собирания, поскольку всякий талант, как камень, требует огранки. Проще собирать изделия уральских мастеров, где художников объективно меньше. Есть еще принцип собирания произведений одного художника (тандем Гулбенкян - Лалик), но здесь надо выбрать действительного «гения при жизни». Есть один русский коллекционер в Лондоне, у него около 100 предметов Фаберже, но практически неповторяющиеся – он собирает «разнообразие», от каждой ассортиментной группы – по выдающемуся предмету Модно собирать произведения художников одного хронологического периода, как например, мастеров «серебряного века», 1920—1930-е годы. В этом смысле советский период 1917 – 1991 гг. не даёт простора для собирания – это было время преследования камнерезного и ювелирного творчества.  Принципы собирания могут быть разные – важен результат. Есть один непреложный закон – сумма произведений на порядок превышает стоимость купленных порознь предметов. Есть еще один закон, открытый в конце XIX века итальянским экономистов Парето. Это закон «20/80», то есть 20 процентов ассортимента дают 80% оборота (прибыли). Исследования культурологов и искусствоведов расширили применение этого закона. Оказывается, он действует и в искусстве. 20 % художников творчески плодотворны и креативны, но внутри этой 20-процентной группы также есть 20 %  произведений уже на уровне шедевров. Любой коллекционер легко подтвердит эту мысль на примере своего собрания. Принципы коллекционирования могут меняться со временем.
       Друг Фаберже, проф. Н. Могилянский, говорил о  «роскоши коллекционирования», которую мог позволить себе придворный ювелир.  Акад. Павлов, друг скульптора Позена,  говорит о коллекционировании, как «инстинкте цели». Без талантливого, знающего  коллекционера нет успешного художника.
       Сейчас уже нет таких «всеохватных» коллекционеров, какими были сам Карл Фаберже и, особенно его второй сын Агафон Карлович. Этот «собирал всё». У него было в 1935 году 8 камнерезных «человеческих фигурок» серии «русские типы», из которых пять ранее принадлежали царю. Следует отметить интеллектуальную составляющую любой коллекции – она составляется по принципу, которую ей коллекции сообщил собиратель, по его творческой воле. Таким образом, набор предметов приобретает новую гармонию и новое звучание. Разнообразие принципов очень большое. Можно собирать каменные фигурки только зеленого цвета, собирать только лягушек или слонов или только домашних животных, или мелкую анималистику.  Большое количество настоящих коллекционеров желает предоставить свою коллекцию для всеобщего обозрения, в том числе с целью удовлетворения тщеславных амбиций. Государство всегда поощряло дарение частных коллекций музеям. Лучшие дарители получали звание действительного статского  советника, что соответствует чину генерал-майора. В настоящее время рассматривается «закон о меценатстве», где предусмотрены государственные награды дарителям - коллекционерам.  
      Коллекция Николая Овчинникова имеет непреходящую художественную ценность, но  и материальная ее стоимость перманентно возрастает. Это объясняется тем, что предметы, изготовленные в 90-х годах прошлого века  практически отсутствуют на художественном рынке,  владение ими является недостижимой мечтой для меценатов и поклонников камнерезного искусства.
     Верю, что инициатива собирателя Николая Овчинникова в организации эксклюзивной выставки собственной коллекции  послужит достойным примером в деле возрождения утраченных традиций русского коллекционирования и меценатства.
       Знакомство с Анатолием Ивановичем Жуковым, его творчеством  и произведения – считаю для себя подарком судьбы.  В таких случаях  говорят о «роскоши человеческого общения».
       Помимо собственно камнерезных изделий (художник Анатолий Жуков исполняет, а я пишу историю  русского камнерезного искусства), нас объединяет общность художественных, исторических интересов.  Мы много  времени провели в беседах  по поводу путей развития российского камнерезного искусства.
      Горжусь, что исполнил поручение почетного председателя Фонда Фаберже Татьяны Фёдоровны Фаберже  и вручил «Орден Денисова – Уральского» № 1  Анатолию Жукову. Кандидатура безупречная во всех отношения.  К настоящему времени в России только 20  кавалеров ордена Денисова - Уральского, «заслуженных деятелей камнерезного искусства».
      Анатолий Иванович много путешествует, в этом он близок семейству Фаберже. Анатолий Иванович реставратор высшей категории, участвовал в реставрации человечески фигурок» Фаберже из коллекции Павловского музея – заповедника.
      Анатолий Жуков -  родоначальник  новые направления: кинематограф (композиция «Белое солнце пустыни»), литературные композиции: «чеховиана» в память 150-летия со дня рождения великого писателя («Ванька Жуков», «Злоумышленник»).  Нет равных Анатолию Ивановичу в работе с горным хрусталём, капризным материалом, требующим бережного отношения, но чрезвычайно выигрыного при создании серии портретных бюстиков, которых Анатолий Иванович изваял более трёх десятков. Анатолий Жуков – мастер новой формации, унаследовал традиции как Фаберже, так и Денисова - Уральского.
      Особенность коллекции Николая Овчинникова, в ней  творчество Анатолия Жукова представлено в динамике. Это  интересно для анализа, как с толчки зрения развития идей,   традиционных и новых технологий и материалов. В каждом из этих направлений шла не только эволюция, но и революционные прорывы.
       Про коллекционера Николая  Овчинникова  могу сказать,   исходя из коллекции – это художественно  развитый человек,  с заданной эстетической  программой, большой патриот. Исследования социологов показывают, что с понятием «патриотизм» более половины россиян связывают «сохранение традиций» Вывод: художник, работающий в классических народных традициях и развивающий их – подлинный патриот. Таким же патриотом является коллекционер.