среда, 15 ноября 2017 г.

Галин Владимир Иванович, журналист международник

Галин Владимир Иванович, журналист международник
Москва.

Судьба счастливо свела меня с Валентином Васильевичем ровно 20 лет тому назад - осенью 1997 года. В то время я активно сотрудничал с японской телекомпанией NHK, помогал японским журналистам рассказывать об интересных сторонах жизни нашей страны и ее жителей. Одной из таких важных для японцев тем был рассказ о знаменитых императорских пасхальных яйцах работы Фаберже. Несмотря на какие-то договоренности с Кремлем, где хранилась большая коллекция изделий мастерских Фаберже, работа продвигалась медленно: эксперты Оружейной палаты ссылались на занятость и нужные для подготовки к съемкам встречи постоянно откладывались…
И тут неожиданно вмешалось везение: в магазине на полке новинок я увидел книгу «Фаберже и петербургские ювелиры». Купив и залпом проглотив ее удивительно насыщенный фактами и иллюстрациями текст, стало понятно: с автором нужно немедленно встречаться. Уже через несколько дней я стоял у гостиничного номера знаменитой (стоявшей на месте супернового парка «Зарядье») гостиницы «Россия», где остановился приехавший по своим делам из Питера В. Скурлов. Нынешним юбиляром я был встречен так, как будто мы были знакомы уже долгие годы: из гостиничного холодильника к принесенной мною (на всякий случай) фляжке марочного коньяка были без слов вытащены питерские бутерброды, был поднят тост за знакомство и… началась беседа, больше похожая на монолог и закончившаяся далеко за полночь. Уже через полчаса общения стало понятно, что нам не просто повезло, а повезло - очень!  Валентин Васильевич оказался не просто кладезем информации, а человеком обаятельным, энциклопедически образованным и, самое главное, полным неожиданных идей, за которые японцы, естественно, ухватились буквально двумя руками.
Во многом благодаря Валентину Васильевичу программа была сделана в срок, она получила самую высокую оценку как у руководства NHK, так и у японских (и не только) зрителей. Продолжились и наши добрые отношения, смею надеяться, с годами перешедшие в дружеские.
Хочу повторить уже сказанное кем-то, что существуют люди-символы, и В. Скурлов – один из них. Поскольку, говоря о К. Фаберже и его работах, сегодня уже невозможно не упомянуть о его крупнейшем исследователе.
Во-первых, проведя огромную работу в архивах Санкт-Петербурга, Москвы, семейном архиве Т.Ф. Фаберже (правнучки Карла Фаберже), проживающей в Швейцарии, Валентин Васильевич сумел обнаружить, разгадать алгоритм и систематизировать номерные идентификаторы, ставившиеся едва ли не на все изделия, происходившие из мастерских Фаберже. Без этих данных сегодня уже невозможно обойтись, определяя подлинность той или иной работы Мастера.
Свои исследования В. Скурлова как правило оформляет в виде книги, коих уже, если не ошибаюсь, из-под пера автора вышло двадцать пять, а также многочисленных журнальных статей и интервью. Одним из важнейших, как мне кажется, стал красочный альбом-каталог всех известных на тот момент императорских пасхальных яйцах работы Фаберже, изданный в середине 90-х в Лондоне знаменитым Аукционным домом «Кристис», в штате которого юбиляр состоял (и состоит до сих пор) научным консультантом. В этом альбоме впервые были опубликованы обнаруженные Валентином Скурловым подлинные документы, счета на практически каждое из знаменитых пасхальных яиц, и также впервые было названо их точное количество – 50. К слову, мы с Валентином Васильевичем дважды делали попытки переиздать это великолепное издание у нас, в России, но оба раза натыкались на непробиваемую и так и не преодоленную стену из международных авторских прав.
Еще одна работа, ставшая важной вехой в исследовании творчества К. Фаберже и его мастеров – история создания камнерезных фигурок. Данная работа, вылившаяся в объёмную книгу, а затем и в кандидатскую диссертацию,  фактически подняла эти, незаслуженно находившиеся долгое время в тени, выдающиеся произведения ювелирного и камнерезного искусства, до уровня самых известных и знаменитых работ, исполненных на фабриках Фаберже.
Помню, как радовался Валентин Васильевич, когда в США в октябре 2013 года на аукционе Stair Galleries за 6,3 миллионов долларов была продана камнерезная фигурка камер-казака Н. Пустынникова. Столь высокий интерес и, соответственно, рост цены на камнерезные фигурки работы Фаберже (в мае 2005 года другая камнерезная фигурка «Боярин» была продана за кажущиеся тогда немыслимыми 1,8 миллиона долларов) я всецело отношу к заслуге юбиляра.
Не чурается Валентин Васильевич проводить и частные экспертизы. Отличаются они от массы прочих огромным фактическим документальным аппаратом, который он приводит в итоговом документе. И нет разницы: сделана экспертиза для рядового коллекционера, или для мирового уровня Аукционного дома (видел и те, и другие); в обоих случаях это – подробнейший анализ, убедительнейшие доказательства, сканы иногда десятков документов, в совокупности подтверждающих авторитетное заключение автора…
Став фактически биографом Карла Фаберже, исследователем его многочисленных изделий, со временем Валентин Васильевич почувствовал себя в этих рамках тесно. Огромная научная работа была проделана им с целью вывести из-за тени самого Фаберже ведущих мастеров-ювелиров его фирмы – Михаила Перхина, Франца Бирбаума, художника Василия Зуева и других; интересны его исследования, посвященные «украинскому Фаберже» - киевскому ювелиру Иосифу Маршаку, камнерезу Денису-Уральскому; на одном дыхании читаются материалы, посвященные крупнейшим клиентам и приобретателям изделий Мастера – Александру Кельху, братьям Нобелям и другим.
Но, как мне кажется, одним из самых важных, если не самым важным,  в плодотворной и разносторонней деятельности Валентина Васильевича является его личное подвижничество, его повседневная работа в популяризации имени Фаберже.
Создав вместе с Татьяной Фаберже и группой других единомышленников в 1996 году Мемориальный фонд Карла Фаберже Валентин Скурлов стал его бессменным Ученым секретарем. Были учреждены ордена Фаберже (В. Скурлов - полный кавалером всех трех его степеней), М. Перхина, Ф. Бирбаума, А. Дениса-Ураьского, В. Зуева и другие – ныне престижнейшие награды мира ювелиров не только в нашей стране, но и в ближнем и дальнем зарубежье: их кавалерами стали сотни лучших из лучших. На высокий уровень наград Фонда показывает такой факт: орден К. Фаберже 3-й степени сопровождается Почетномм знаком и званием «Заслуженный ювелир». По инициативе фонда стали открываться памятники и мемориальные доски, реставрируются мемориальные здания, пишутся и издаются массовыми тиражами книги, брошюры и статьи.
И, конечно, важнейшая часть подвижнического образа жизни юбиляра - многочисленные лекции и встречи, которые он регулярно читает и проводит, исколесив с этой целью едва ли не всю Россию и с пару десятков далеких и близких стран. Помню, как неотъемную часть гардероба, совершенно неподъемный, набитый книгами и брошюрами рюкзак, который Валентин Васильевич регулярно везет из Питера во все поездки… А в качестве примера, хочу привезти поездку юбиляра в Азербайджан, состоявшуюся в конце 2015 года, в организации которой мне посчастливилось принять участие.
Главной целью поездки В. Скурлов в Баку был сбор материалов о братьях Нобелях, крупнейших нефтедобытчиков того времени - постоянных клиентов фирмы К. Фаберже. Но, как рассказал мой друг Вахид, который организовывал встречи и мероприятия уже на месте, вместо того, чтобы воспользоваться минутами отдыха и знакомства с достопримечательностями, Валентин Васильевич ежедневно читал лекции: в Историческом музее, на местной ювелирной фабрике, в Академии художеств звучал интереснейший рассказ о творчестве знаменитого Мастера. Он произвел награждения лучших ювелиров и антикваров Азербайджана, подарил в фонды нескольких библиотек страны книги о Фаберже, изданные Фондом. Итогом поездки, помимо, собранного материала о Нобелях, лекций и награждений, стала также опубликованная через короткое время обширная статья о ювелирах Азербайджана. Прошло почти два года, но приезд Валентина Скурлова вспоминают в Баку до сих пор…
Помню комплексную экспертизу обнаруженного в США несколько лет назад Императорского пасхального яйца «Ампир» 1902 года, текст которой Валентин Васильевич прислал мне на компьютер из Нью-Йорка. В экспертизе принимали участие многие эксперты со всего мира, лучшие специалисты в своей области – металловеды, искусствоведы, историки, реставраторы, технологи и так далее. Но заключительный доклад был доверен произнести гражданину Российской Федерации В. Скурлову – одному из тех немногих, кому доверили проанализировать все имеющиеся по предмету факты и прийти к окончательному и одобренному всеми выводу: да, яйцо подлинное!
Ровно год назад в октябре 1916 года за заслуги перед ювелирным искусством России Скурлов Валентин Васильевич избран Почётным академиком Российской академии художеств
Сегодня Валентин Васильевич увлечен новой темой, тесно связанной со всей его предыдущей работой. Нет никаких сомнений, что научное исследование: «Подарки из Кабинета Его Величества во времена двух последних царствований, 1881-1917 годов», которое автор планирует оформить как докторскую диссертацию, будет столь же интересным и значимым, как и все, что он создал до того.
Кажется, в Китае считают, что наивысший расцвет мудрости у человека начинается где-то лет с 80. Так что, уверен, самое интересное Вас еще ждет впереди. Здоровья Вам дорогой Валентин Васильевич, успешного завершения всего задуманного, новых интересных идей, удачи, душевных сил и оптимизма.
С любовью и искренним уважением,
Ваш, Владимир Галин.

Москва, октябрь 2017 г. 

Скурлов и Карелия

Валентин Васильевич Скурлов тесно связан с нашим краем. Олонецкая губерния, ныне Республика Карелия – родина Михаила Евлампиевича Перхина – одного  из ведущих ювелиров фирмы Карла Фаберже. Именно в карельском селе Ялгуба родился будущий автор 28 императорских пасхальных яиц и других шедевров ювелирного дела. Его мать была карелкой, отец – простым олонецким крестьянином.  Карелия подарила миру этого великого мастера. Но так случилось, что долгое время, его имя у нас было практически предано забвению. Необходимо было преодолеть эту историческую несправедливость. И Валентину Васильевичу это удалось.
Валентин Васильевич Скурлов впервые приехал в Карелию в 1993 году, а уже на следующий год он публикует первую научную статью о Михаиле Перхине. Именно усилиями Валентина Скурлова, в содружестве с местными краеведами, имя Михаила Перхина в Карелии было возвращено из небытия. Валентин Скурлов проявил лучшие качества просветителя,  популяризатора, поборника истории ювелирного дела. Валентин Васильевич привез в наш край книги, посвященные истории ювелирного дела в России, об истории фирмы Карла Фаберже. В Национальном музее Карелии при большом стечении народа состоялась презентация книги из серии «Жизнь замечательных ювелиров» «Михаил Перхин – ювелир фирмы Фаберже. Кавалеры Ордена Михаила Перхина». В газетах появились статьи о Михаиле Перхине, на местном радио и телевидении при непосредственном участии Валентина Васильевича  прозвучали передачи, посвященные великому ювелиру. Книги В.В. Скурлова об истории ювелирного дела были подарены Национальному музею Карелии и в другие библиотеки. Началась работа по реализации идеи восстановления в Ялгубе церкви, которой покровительствовал Михаил Перхин. Он неоднократно выступа в Национальном музее Карелии перед краеведами, научными сотрудниками, коллекционерами, студентами с беседами об истории ювелирного дела в России, истории фирмы Карла Фаберже и, конечно, об одном из ее лучших мастеров Михаиле Перхине.
 Валентин Васильевич Скурлов неоднократно посещал Карелию, он является большим другом Национального музея Карелии, где ему всегда рады. Желаем ему здоровья и успехов, новых свершений в своем благородном деле.


Михаил Гольденберг – директор Национального музея Республики Карелия, заслуженный работник образования Республики Карелия, кандидат педагогических наук, член Союза журналистов России                                                                                                                                          

От Анны и Винсента Пальмад. Независимые исследователи (США).

К 70-летию Валентина Васильевича Скурлова.

От Анны и Винсента Пальмад. Независимые исследователи (США).



Всего несколько строк недостаточно, чтобы передать степень нашего восхищения и благодарности Валентину Васильевичу Скурлову, который, без сомнения, является ведущей фигурой в области исследований Фаберже за последние двадцать пять лет. Наше собственное исследование Фаберже было бы невозможно без его руководства, терпения и щедрости. С благодарностью мы вспоминаем некоторые из основных эпизодов нашего совместного исследовательского пути.

В 1998 году мы вспервые заочно столкнулись с Валентином Васильевичем,  читая страницы его книги, написанной совместно с Татьяной Фаберже и Линетт Проллер о Императорских пасхальных яйцах Фаберже, основанную на кропотливых архивных исследованиях.

Эта книга изменила нашу жизнь. На странице 55 Валентин говорит, комментируя рисунок на странице 54 с выставки фон Дервиса 1902 года, что «несколько яиц в этом кабинете не могут быть идентифицированы, и вполне вероятно, что они находятся среди пропавших Императорских яиц».

Его наблюдательность заставила нас погрузится в двадцатилетнее исследовательское путешествие и найти эти пропавшие Имперские яйца, что привело, в частности, к открытию в 2012 году Императорского яйца 1887 года, которое едва видно в витрине слева на второй полке сверху. Этот размытый образ был достаточно хорош для того, чтобы мы окончательно узнали это яйцо в том , что мы нашли в старом каталоге аукционов 1964 года.
Наблюдение Валентина Васильевича также привело нас к обнаружению в 2007 году первого известного изображения пропавшего имперского яйца 1888 года, которое скрывается за Кавказским яйцом на нижней полке, и размытое отражение которого можно увидеть на стекле справа.

Вдохновленные Валентином Васильевичем, мы собрали почти полную коллекцию старых каталогов аукционов, которые привели помимо открытия Императорского яйца 1887 года, к нашему открытию в 2013 году первых известных изображений недостающего Сюрприза 1896-го.
Мы также благодарны Валентину Васильевичу, который вместе с Николаем Башмаковым пригласил нас внести свой вклад в их усилия по установлению подлинности вновь открытого Императорского яйца из нефрита 1902 года.

Наконец, без Валентин Васильевича невозможно было бы осуществить самую важную часть наших исследований - открытие двух новых серий инвентарных номеров Фаберже, что добавляет 65 000 изделий к уже имеющимся!


Валентин Васильевич является локомотивом современных исследований в области Фаберже, находя, разбирая и изучая бесценные архивные свидетельства, к которым он прикладывает свою неукротимую энергию и стремление к открытиям. Мы надеемся на продолжение нашего плодотворного сотрудничества, чтобы раскрыть как можно больше тайн Фаберже.

Октябрь 2017 г., Вашингтон, США.


С Валентином Васильевичем я познакомилась в 1990 году, когда пришла работать в отдел информационных технологий института ювелирной промышленности. С тех пор по сегодняшний день с удовольствием с ним сотрудничаю. Валентина выгодно отличает от других пытливый ум, тяга к самосовершенствованию, прекрасная память, настойчивость в достижении поставленной цели. Он не консерватор, учится всему новому, прислушивается к советам, отбирает полезное и использует приобретенные навыки в своей работе. Персональные компьютеры еще только осваивались специалистами, а Валентин решил создать электронную Базу изделий Фаберже, хотя сам не знал и трех клавиш на клавиатуре компьютера. Реформатор. Привлекать и вовлекать людей в свою команду единомышленников - для этого тоже нужен талант, а он у Валентина есть. База создана и позволяет ему на сегодняшний день быстро получать нужную информацию и отслеживать историю "жизни" изделия Фаберже. Валентин Васильевич в быту неприхотлив, к своему внешнему виду порой небрежен, но очень внимательно, бережно, я бы сказала дотошно, относится к каждой букве и строчке в архиве, публикациях, касающихся истории дома Фаберже. Прекрасный рассказчик. Я с нескрываемым удивлением думаю,  как это все можно так детально запомнить? Не останавливается на достигнутом. Его голова всегда полна новых идей, требующих сил, энергии и целеустремленности. Я желаю ему долголетнего творческого подъема, здоровья и воплощения в реальность задуманного.
Парчакова Татьяна, системный администратор.
Октябрь 2017, Санкт – Петербург.



Гордость за друга

                                             Гордость за друга

        В определенные моменты жизни нам всегда интересно, что о нас думают другие. При этом мы понимаем, что дело не в том, сколько мы прожили нашей жизни, но в том, как мы ею распорядились, потому что это есть её мера, её смысл.
       Валентин Скурлов. Наша первая встреча произошла в 1973 году, в счастливые студенческие годы, когда я, тоже студент, но Ленинградского инженерно-строительного института, влился в дружную компанию своего брата - студента Ленинградского института советской торговли во время их практики, проходившей летом в торговых точках Репино-Зеленогорска.
       Для нас это были самые веселые и бесшабашные времена. И, как сейчас понимаю, самые спокойные и счастливые годы. Жизнь сплеталась в пёстрый клубок:  лекции, курсовые, лабораторные, колхоз, стройотряды, институтские праздничные вечера с танцами; мода с брюками клёш, высокими каблуками, длинными волосами и расцветом рока, и эта практика моих новых друзей с весёлыми посиделками вечером на природе.  А ещё, на фоне кумачёвых знамён и лозунгов, настоящая героизация мирного труда, битва за перевыполнение плана, социалистическое соревнование (и в институте тоже). До сих пор помню лозунг:  «Честь и слава – по труду!».
       Распределение по окончании ВУЗа.  Валентин – в Ленспортторг (в Ленинградское производственное объединение «Русские самоцветы» - НИИ Ювелирпром он попал через 10 лет),  я – в Ленинградское монтажное управление треста «Спецстальконструкция», с постоянной работой в командировках.  Виделись редко, но я знал, что, работая в конъюктурном отделе Ювелирного Объединения, Валентин начал интересоваться историей фирмы Карла Феберже.  Этот интерес оказался его судьбой и любимым делом.
       Простой интерес вылился в многолетнюю кропотливую и вдумчивую работу по бережному, по крупицам,  собиранию информации по историческому наследию знаменитой петербургской ювелирной фирмы Фаберже и её партнёров, изучению огромного объема исторического материал;  в тщательные эмпирические исследования с анализом конкретных исторических событий и работу по формированию более полной картины исторического наследия русского ювелирного искусства прошлого и современности. 
       Мне запомнился один характерный случай, как на встрече в Музейно-выставочном центре «Петербургский художник» на Мойке, во время конференции один участник спросил Валентина: 
-  Во время исследовательской работы в архивах по Фаберже, соприкасаясь с подлинниками исторических документов, не возникает ли соблазна их взять себе?
       На что Валентин совершенно обыденно, не задумываясь, ответил:
-  Что - я?  И что - Фаберже для истории?
       В тот момент мне на ум сразу вспомнились слова немецкого философа: «Честь — это внешняя совесть, а совесть — это внутренняя честь».
       Валентин Скурлов заслуженно является мэтром и гуру наследия Фаберже, его знатоком и популяризатором, глубоко уважаемым специалистом в профессиональных ювелирных кругах, что подтверждает его статус сотрудника самого крупного в мире Аукционного дома «Кристи» ((Лондон), работающего в качестве единственного от России консультанта-исследователя по Фаберже.  Он же - эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ (2002 г.).
        Кроме этого, Валентин принимает самое активное участие в общественной деятельности Мемориального Фонда Карла Фаберже по мемориализации памяти великого ювелира Карла Фаберже и пропаганде его творчества.  Являясь Ученым секретарем и Герольдмейстером этого Фонда, В. Скурлов занят в работе по выпуску литературы, посвященной творчеству мастеров и художников фирмы Фаберже; изучению творчества современных мастеров и деятелей ювелирного искусства, развивающих и сохраняющих традиции Карла Фаберже, и награждению лучших из них орденами и знаками Фонда Фаберже. Великое дело делает по величине и значению, которое трудно переоценить!
       У него более 300 публикаций (книг, в том числе на уровне монографий, статей и очерков), много почетных государственных и профессиональных званий, отмеченных заслуг, но как истинный историк - исследователь, он продолжает свой труд и готовит к изданию новую книгу.
       Теперь я давно, в отличие от него, не езжу в командировки.  Мы встречаемся после выхода каждой новой его книги. Это самые дорогие для меня подарки в моей библиотеке.
       Я люблю и очень горжусь своим другом – «Бережителем русского ювелирного наследия»!

       Борис Янченко
       Санкт-Петербург  07.10.2017



В каком бы городе я не общалась с представителями музейного или коллекционерского сообщества, выяснялось, что имя Валентина Васильевича Скурлова известно практически каждому из них. И причина этого – его неутомимая деятельность на протяжении многих десятилетий: экспертная, научно-исследовательская, издательская, популяризаторская. Думаю, не будет большим преувеличением сказать, что бренд «Карл Фаберже», которым так гордится современная Россия, во многом создан усилиями Валентина Васильевича.
Впервые я встретилась с ним в 2003 году, придя на работу в редакцию журнала «Антикварное Обозрение». Изначально издание возникло благодаря совместной инициативе В. В. Скурлова и В. В. Пилюшина как экспериментальное приложение к ежемесячному журналу «Русский Ювелир». В нем предполагалось рассказывать обо всем, что связано с историей и антикварным аспектом ювелирного и камнерезного искусства,  так как определяющая роль В. В. Скурлова - историографа фирмы Фаберже и эксперта Аукционного дома Кристи в формировании «редакционного портфеля» обеспечила журналу эксклюзивность информации в данной области. Безусловно, одной из сильных сторон издания, и это также является заслугой В. В. Скурлова,  всегда были иллюстративные и аналитические обзоры торгов ведущих аукционных домов. И даже сегодня при повсеместном распространении Интернета такая информация по-прежнему остается весьма востребованной.
Мое непосредственное сотрудничество с Валентином Васильевичем в работе над журналом продолжалось более пяти лет, но и до сих пор наши встречи нередки. Человек широчайшей эрудиции, он всегда щедро делится своими знаниями и опытом, рассказывая о том или ином персонаже прошлых эпох с воодушевлением и через призму личного отношения. Как яркий и многогранный талант, он неизменно вовлекает в свою жизненную орбиту людей неординарных, увлеченных, как и он сам, творческим трудом, интересных. Он умеет вдохновлять и вдохновляться!
Но, пожалуй, самое главное качество, которое мне импонирует в личности Валентина Васильевича и вызывает у меня глубокое уважение, - это стойкость духа. Грех уныния ему несвойственен: даже в самых сложных и трудных ситуациях, выпадавших на его долю, Валентин Васильевич не позволял себе жалоб. Он не теряет надежды и просто работает. Мне кажется, именно в любимом деле он находит тот стержень, который позволяет ему не только самому быть стойким, но и оставаться опорой для близких.
Валентином Васильевичем сделано очень многое, но – уверена! – еще больше запланировано. Желаю ему крепкого здоровья, исследовательской удачи и радости новых открытий!
И. С. Федорова, литературный редактор Издательского Дома «Ювелирная Россия».

Октябрь 2017 г. Санкт – Петербург. 
     Уважаемый Валентин Васильевич, целиком поддерживаю Ваше мемуарное начинание! Что касается нашего знакомства, то оно состоялось, если мне не изменяет память, летом 2015 года, когда Вы вручали в Ливадии орден Фонда Кокореву и он показывал виды, открывающиеся на живописную ялтинскую бухту с восточного балкона второго этажа дворца, на который выходит дверь нашего рабочего кабинета. Наше творческое взаимодействие было ознаменовано пересечением интересов по исследуемым темам. Вы работали над актуальной в то время темой "Фаберже и Крым",  я над представляющей для меня особый интерес темой, связанной с жизнью и деятельностью архитектора Краснова. Точкой соприкосновения наших интересов стало изображение Знака за постройку Ливадийского Дворца.
Анализируя историю нашего творческого сотрудничества хочу с  удовлетворением отметить, что вся наша совместная работа оказалась весьма результативной, проходила при полном взаимопонимании, отмечена позитивными впечатлениями и оставила теплые воспоминания. Что касается помощи в исследовании великокняжеских дворцовых построек Южного Берега Крыма , то мы будем исходим из того, что эта тема в целом уже достаточно глубоко раскрыта в трудах многочисленных исследователей и в значительной мере представлена широкой публике. В настоящее время представляется целесообразным сконцентрироваться на более узких направлениях и конкретных вопросах в ее изучении. До выявления новой, оригинальной информации, направляю имеющийся "подручный" рабочий материал по интересующей Вас теме. Желаю всех благ, здоровья и успехов в творческой деятельности.
С уважением Плужник Павел Борисович, ведущий научный сотрудник Ливадиского музея – заповедника.
Октябрь 2017 г.


Валентин Васильевич Скурлов – хороший давний друг Морской библиотеки.

 Валентин Васильевич Скурлов – хороший давний друг Морской библиотеки.
     С Валентином Васильевичем мы знакомы давно. Более 10 лет он лично, или через своих знакомых, передает в фонд Севастопольской Морской библиотеки имени адмирала М.П. Лазарева замечательные книги. Эти книги рассказывают об истории ювелирного искусства России и самых ярких его представителях – Карле Фаберже, Франце Бирбаума, Михаиле Перхина, Агафоне Фаберже и мн. др.  На данный момент в книжном фонде Морской библиотеки представлено 13 изданий, в которых В.В. Скурлов является или автором, или соавтором, или составителем.  Читая эти книги, проникаешься данной темой, в них золотой нитью проходит чувство глубочайшего уважения и любви к ювелирному искусству, и этим замечательным мастерам – творцам величайших произведений.  Особенно впечатлили наших читателей два издания. Это альбом «Крым и Фаберже» с прекрасными иллюстрациями крымских достопримечательностей.  В разделе «Крым и Черное море» в фалеристике и нумизматике» размещен экслибрис Морской библиотеки им. адмирала М.П. Лазарева.  Еще одно издание, которое не может не восхищать  читателей и  сотрудников библиотеки – сборник «Фаберже и петербургские ювелиры». Увидев рекламу этого издания, мы попросили Валентина Васильевича подарить его Морской библиотеке.  На что был получен положительный ответ, и, несмотря на редкость и дороговизну издания – книга была нам подарена.  А ведь больше никакими другими путями она не появилась бы в нашем книжном фонде, и севастопольские читатели её не увидели бы.
     Как не смогли бы мы увидеть и «Антикварное обозрение». Только благодаря Валентину Васильевичу  в Севастополе, в Морской библиотеке имеются выпуски этого прекрасного журнала за несколько лет.
     Но не только книги о ювелирах и ювелирном искусстве появились в фонде библиотеки благодаря Скурлову В.В.  Также прекрасные издания: «Военная столица Российской империи в фотографиях  конца XIX – начала ХХ века», «Российский императорский воздушный флот в фотографиях начала ХХ века»,  «Благотворительность в России. С древнейших времен до начала ХХ века», Корнева Г.Н., Чебоксарова Т.Н. «Россия и Европа. Династические связи, вторая половина XIX – начало ХХ века», Соколов А.Р. «Петр Аркадьевич Столыпин», «В объективе война. 1941-1945. Фотографии советских и иностранных корреспондентов из собрания Российского государственного архива кинофотодокументов» - все они были переданы в дар Морской библиотеке.  Информация о подаренной литературе размещена на сайте библиотеки.
     При подготовке указателя «Книжные миры, распахнутые в вечность: редкий фонд Морской библиотеки в публикациях, сообщениях, изданиях и цифровых ресурсах к 195-летию Севастопольской Морской библиотеки им. адмирала М.П. Лазарева»  появилась возможность еще раз отметить вклад Валентина Васильевича в пополнении библиотечного фонда. В указатель вошла статья  «Дар В.В. Скурлова читателям Морской библиотеки».  Сейчас указатель готовится к печати.
     За свою богатейшую историю фонд Морской библиотеки  пополнялся самыми разными путями.  Но идея благотворительности, комплектования библиотеки подаренными изданиями – основная с момента ее основания. В конце XIX века среди тех, кто прислал свои книги, были ученый Д.И. Менделеев, адмирал С.О. Макаров. Художник И.К. Айвазовский подарил свою картину «Нахимов и Корнилов в бою».  Сегодня в этот ряд имен благотворителей хочется поставить имя Валентина Васильевича Скурлова – искусствоведа, историка ювелирного искусства, писателя, неутомимого подвижника красоты.
Заведующая отделом комплектования Морской  библиотеки им. адмирала М.П. Лазарева        О.В. Сазонова.

Севастополь, октябрь 2017 г. 

Марк Балдин, ювелир-художник, кавалер Ордена Карла Фаберже. Новосибирск, октябрь 2017 г.

Наше знакомство произошло 2008 году, когда вы приехали в гости к моему учителю и другу Виктору Константиновичу Павлову… Тогда же В. Павлов был награжден орденом Карла Фаберже 3 степени. Ваш приезд для ювелиров города оказался главным знаковым событием, ведь встречи с консультантом аукционного дома «Сотбис» по русскому ювелирному искусству происходят в жизни не часто…    
Кратко сделаю художественное отступление …
Ювелир - первый человек после царя. Так сказал Франц Бирбаум, главный художник фирмы ФАБЕРЖЕ.    Ювелир-первый после Бога...   Первым человеком после Бога в моем творчестве стал Виктор Павлов , именно он показал и  обьяснил классические принципы работы с металлами. Изучая его работы с  тонкими орнаментами и  камнями  представлял каким должно быть украшение сделанное мной…
Ювелиры – люди  создающие Эпоху.  Пройдет десять лет и предметы быта придут в негодность, сто лет, и истлеет одежда, облетит красочный слой картин, тысяча лет и исчезнут города и страны, сто тысяч лет и сменятся цивилизации, и признаки некогда могущественных государствпревратятся в пыль. Свидетельства о наших достижениях (андронные колайдеры, нано технологии) исчезнут без следа.  И только драгоценные металлы и камни останутся в неизменном состоянии спустя миллионы лет, так как они устойчивы к самым агрессивным средам.
Вплетая драгоценный камень в орнамент, ювелир создает вечность,  лицо Времени   общества в котором  живет. Именно по драгоценностям следующие цивилизации будут судить о том насколько было  развито общество…
Ваша встреча с Виктором Павловым стала началом путешествия по Транссибу...и выявила несколько интересных самобытных художников -ювелиров…
В Новосибирске была организовано знакомство с несколькими ювелирами и камнерезами  города ,   некоторые из них были награждены знаками мемориального фонда Карла Фаберже  за вклад в развитие ювелирного искусства России.  Вами были отмечены уникальные предметы религиозного культа  работы Виктора Зеленцова с сыновьями, а также камнерезные солдатики разных эпох Дмитрия Мертвецова. На встрече также присутствовал молодой художник-ювелир Сергей Мухарский работы которого также были высоко оценены за сохранение классических приемов и традиций . 
 Во время встреч вы делились историями малоизвестных событий связанных с семьей Карла Фаберже (позже эти сюжеты вошли в книги), а также были важны ваши рекомендации и конструктивная критика ,  что безусловно положительно отразились на творчестве ...

Марк Балдин, ювелир-художник, кавалер Ордена Карла Фаберже. Новосибирск, октябрь 2017 г.


От Школы Шароновых из Тольятти.



Многочисленные труды  Валентина Васильевича Скурлова  исчерпывающе отражают эпоху Фаберже,  интереснейший период в истории  русской ювелирного искусства,  дают широкое представление о судьбах больших и малых мастеров, о своеобразии их творческого наследия.
Валентин Васильевич, пропагандируя творчество Фаберже, неоднократно приезжал в наш город, читал лекции в нашем университете.  Поражают не только  его общие энциклопедические знания, но и такие нюансы, которые делают любую историю личной.  Во время его выступлений не покидает чувство, что ты  присутствуешь  при таинстве творчества, когда на твоих глазах рождается ювелирный шедевр, прогуливаешься  по городским  улицам,  заглядываешь в ювелирные магазины, фирмы, фабрики и мастерские конца  IXХ,  начала ХХ века,  общаешься с  членами семьи Фаберже и его современниками.
Человек бесконечной эрудиции, острой памяти, высокого профессионализма, любви к своему делу, творческой активности,  который с годами не теряет света в глазах,  о таких говорят  как о человеке, живущем вне времени.
Мы счастливы, что знакомы с ним лично  и  сердечно поздравляем  удивительного человека,  Валентина Васильевича Скурлова,  с юбилеем  и желаем ему доброго здоровья и удачи во всех делах.

С  глубоким уважением, Галина, Николай и Диана Шароновы
Галина и Николай Шароновы – профессора Тольяттинского университета, кафедра ювелирного искусства, «авторская Школа Шароновых»; Диана Шаронова – доцент того же университета.

Октябрь 2017 г. Тольятти-Москва. 

Рыцарь трона Фаберже


С Валентином Васильевичем Скурловым мы познакомились в интернете: я написала ему письмо с вопросом и он ответил. Потом я задала вопрос еще и он снова ответил. Так  шесть лет назад завязалась переписка, которая длится по сей день.
Очно встречались мы лишь однажды, осенью 2012 года, когда Валентин Васильевич приезжал в Пермь с частным визитом. Предметом его интереса были коллекция Денисова-Уральского в минералогическом музее ПГНИУ и вручение  камнерезам, которые живут в поселке Красный Ясыл Ординского района, орденов Денисова-Уральского.
Кроме всего прочего, находясь в Перми он дал интервью местному телевидению, абсолютно бесплатно прочитал интереснейшие лекции в краеведческом музее и краевой библиотеке имени Горького. Для последней он, кстати, привез   подарок - два чемодана  фотоальбомов, прекрасных, дорогих и очень тяжелых.
И вот тут позвольте остановиться на  человеческих качествах Валентина Васильевича: никто не ждал от него книг и на них не рассчитывал. Транспортировка их требовала довольно много сил и вызывала множество неудобств, однако, он всё  это преодолел, чтобы у пермских читателей была возможность посмотреть фотографии начала XX века.
То же самое с лекциями, зал был забит битком и после доклада об истории фирмы Фаберже  было множество вопросов. Встреча затянулась на несколько часов и только закрытие библиотеки спасло Валентина Васильевича, который  даже слегка осип, но ответил обстоятельно на все вопросы, даже  вполне дурацкие.
Отмечу также, что коллекцию Денисова-Уральского в минералогическом музее ПГНИУ Валентин Скурлов осмотрел  не просто как зритель, а как эксперт и дал важные  советы по  атрибуции, оценке и авторству некоторых  экспонатов.
Вообще, хотелось бы отметить доброжелательность Валентина Васильевича. Это   - редкое качество в среде специалистов экстра-класса. По крайней мере, в Перми, людей, которые обладают в сотни раз  меньшими знаниями, чем Валентин Васильевич, отличает заносчивость, разговор «через губу» и никогда в жизни они не помогут ни советом, ни информацией, ни, тем более, чем-то материальным.  А Валентин Скурлов даже незнакомым людям оказывает  реальную помощь по всем вопросам. Более того, зная, что меня интересуют определенные темы,  и через годы, встретив информацию, присылает ее  мне. 
Еще бы хотелось отметить очень яркий и неустанный интерес к жизни Валентина Васильевича, его уважительное отношение к художникам. Он дает им то, что важнее всего -  - искреннее восхищение.
Вы просто представить себе не можете, что значит для камнерезов, живущих в поселке Красный Ясыл, получить орден Денисова-Уральского!
Такая деталь: там все,  даже самые прославленные мастера, садят картошку, и делают это  не для эстетики или потому, что так принято, а для того, чтобы прокормиться. Дорога туда разбомблена неприятелем. Это не фигура речи, а   на самом деле так. Верхний слой асфальта много лет назад сняли, а обратно положить денег нет,  и  потому  к камнерезам много лет не проехать.
Мы с Валентином Васильевичем пробирались туда  в объезд, через татарские деревни без указателей,  по октябрьской распутице. Ехали много часов, но Валентин Васильевич стойко перенес все мучения и выполнил свою миссию - вручение орденов - с достоинством и необходимым почтением. Кроме всего прочего, перегладил всех котов, которые   без спросу вскарабкивались к нему на колени в избах  камнерезов.
В последний вечер перед отъездом  мы пошли в пермский  театр оперы и балета на «Жизель». От нахлынувших чувств перед таким гостем, экскурсовод повела нас в костюмерную, и, как дорогих гостей, давай наряжать нас   в разные театральные костюмы. Валентин Васильевич не стал протестовать и   как-то по-детски все это переносил с добродушным участием позволяя надевать на себя папахи, камзолы и костюмы вельмож, оставаясь и в этой опереточной ситуации     невозмутимым.
Я очень дорожу знакомством с Валентином Васильевичем Скурловым. Для меня он очень важный пример человека, который служит красоте, науке и гармонии и делает это истово, в полную силу, не ожидая ни от кого похвал или наград. Он настоящий рыцарь искусства, подлинный культуртрегер, человек, который выражаясь современным языком, осуществляет «майнинг». Нот не криптовалюты, а цивилизации в самом широком и полном смысле этого слова.

Светлана Федотова (Ивашкевич). Издатель, журналист, писатель. Пермь, окт. 2017 г.





Добрый день, Валентин Васильевич. К 70-летию. Прилагаю небольшой текст.


Как-то в 2008 г., зимним вечером, раздался телефонный звонок, и хрипловатым голосом звонивший представился: «Скурлов, Валентин Васильевич». Интонационно это было сказано так, что можно было воспринять только однозначно – знать, кто он такой, я должен. Среди знакомых у меня таковой не значился. Собеседник, судя по всему, был человеком деловым, так как поспешил назвать имя общего знакомого – Станислава Бернева, сотрудника архива ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Общими темами, которыми приходилось тогда заниматься со Станиславом, были блокадные дневники. Однако, звонивший методично продолжил: по его сведениям, я видел в Национальном архиве Финляндии какие-то документы, связанные с Агафоном Фаберже, сыном Карла Фаберже, и попросил задать несколько вопросов. Собственно говоря, я до этого Агафоном Фаберже особо и не интересовался, так как меня более влекла тема контрабанды и нелегальных переходов границы в 1920-1930-е гг. Несколько вопросов звонившего повлекли десятки уточнений, телефонная трубка становилась все теплей, а допытывающийся деталей собеседник не останавливался. Это невольно вызывало к нему уважение. Любой исследователь знает, что само вопрошание является одним из ключей к решению сложных вопросов, но чтобы четко сформулировать вопрос, надо уже быть глубоко погруженным в исследуемую проблему. Внезапно он перестал задавать вопросы и сделал предложение, прозвучавшее более чем заманчиво – написать совместно с ним, Татьяной Фаберже и Станиславом Берневым книгу об Агафоне, о его жизни в послереволюционном Петрограде, бегстве в Финляндию в 1927 г. и жизни в этой стране.
Прошла пара недель, и мы встретились в кафе на Фурштадтской. Сняв тяжеленный рюкзак (замечу, без этого аксессуара я никогда в дальнейшем Валентина Васильевича и не видел, хотя встречались много раз), мой новый знакомый – осанистый мужчина с небольшой бородкой - начал с того, чем он сам занимается. Попросту говоря, я прослушал весьма интересную получасовую лекцию о фирме Карла Фаберже, развеявшую мои представления о ювелирном деле России в дореволюционную эпоху. Позже, когда Валентин Васильевич подготовил и издал уникальную книгу, посвященную камнерезному искусству современной России, стало понятным, насколько далеко простираются его исследовательские интересы, но также и то, что он является талантливым организатором. Остается искренне сожалеть, что подготовленный им справочник по поставщикам Императорского двора фактически остается «на правах рукописи», а те, кто интересуется историей сословий, элит не знают о его существовании. Однако, вернемся к беседе на Фурштадтской. На высказанное мной сомнение, что в Финляндии, возможно, будет не достаточно материалов для написания целой книги, Валентин Васильевич заметил, что, вообще-то он имеет и другие материалы об Агафоне, многие из которых сохранились в личном архиве Татьяны Федоровны Фаберже. Любой историк знает, насколько может быть увлекательным процесс разборки личного архива, но знает также, что это очень сложная и трудоемкая работа, требующая удержания в уме огромного числа мелочей, учета сложных внутрисемейных отношений, а значит быть, как минимум, неплохим психологом. Впоследствии оказалось, что его вклад в книгу «Агафон Фаберже в красном Петрограде» оказался более чем существенен.
Разделив задачи, попрощались. Уже на следующий день моя почта была буквально завалена посланиями с материалами о семействе Фаберже, которых не найти было даже в ранее изданных Валентином Васильевичем сочинениях. Мне оставалось отправиться в Хельсинки, чтобы в фондах Государственной полиции выявить информацию о жизни Агафона Карловича в Финляндии, а Станиславу Берневу – выявить материалы об организаторах побега Агафона в 1927 г. Петь славу самому себе и соавторам, быть может, и не скромно, но в действительности, вышедшая в издательстве «Лики России» в 2012 г. роскошно иллюстрированная книга получилась очень интересной.
Сколько раз уже доводилось наблюдать, как некоторые коллеги по профессии, занимаясь одной и той же темой на протяжении многих лет, постепенно утрачивают былой исследовательский пыл, то ли полагая, что новых граней темы уже не обнаружишь, то ли считая, что новых материалов более не найдешь. Валентин Васильевич наглядно демонстрирует нечто иное. Складывается впечатление, что он еще и разбег не закончил. Все что связано с былым семейства Фаберже продолжает интересовать его неимоверно, заражая своим пылом окружающих. В этом случае уместно будет вспомнить, к примеру, презентацию его книги в Хельсинском университете, ведь тогда увлеченные его рассказом слушатели долго не желали расходиться, задавая вопрос за вопросом. А ведь он рассказывал отнюдь не о знаменитых пасхальных яйцах Фаберже. Вместе с тем, столь же огромен его интерес и к современному российскому ювелирному искусству, не только в плане преемственности традиций, но и сотворения новых. Удивительная способность сочетать в себе талант искусствоведа и исследователя-историка находит свое воплощение в издаваемых им работах. Как правило, текст к них отнюдь не является неким комментарием к обильному иллюстративному ряду, но и последний не является, если так можно сказать, «довеском» к тексту. Собственно, именно исследования Валентина Васильевича, предпринятые им еще в начале 1990-х гг., постепенно раскрывают все новые страницы истории не только семейства Карла Фаберже, деятельности его фирмы, но и многие страницы истории России.
Способность заинтересовать своими поисками других людей, исключительная порядочность, готовность делиться собственными открытиями создают вокруг него удивительно доброжелательную атмосферу. Очень не хотелось, чтобы его исследовательские амбиции ослабли.

Рупасов Александр Иванович, доктор историченских наук, ведущий научный сотрудник СПб Института российской истории РАН. 06.10.17

Мои встречи с Валентином Васильевичем Скурловым.

Девяностые в нашей стране - не только бандитские годы, это годы возрождения забытых и полузабытых имен. Среди них и прославленное имя Фаберже и его фирмы, ставшие синонимом эталона ювелирного искусства. В 1996 году в новой России стало возможным широко отмечать знаменательный юбилей – 150-летие со дня рождения Карла Фаберже. Город Екатеринбург оказался также причастным к этому событию. Дело в том, что в нашем городе в 1992м году был создан Музей камнерезного и ювелирного искусства, и в нём уже начали складываться коллекции  уникальных изделий , в том числе  и изделий фирмы Фаберже. И вот летом 1996 года наш город и Музей посетила правнучка Карла Фаберже – Татьяна Фёдоровна Фаберже (р. 1930 г.) Этот визит стал возможен при сложении многих интересных и важных обстоятельств.
Мне и моей бабушке посчастливилось присутствовать на этой знаменательной встрече с Т.Ф. Фаберже в Музее. Там мы и познакомились с Валентином Васильевичем Скурловым, который сопровождал Татьяну Федоровну.
Наше знакомство  с Валентином Васильевичем было необычайно знаменательно с обеих сторон. Для Валентина Васильевича, который к тому времени уже несколько лет посвятил изучению истории фирмы Фаберже,  наше знакомство представляло определённый интерес, так как моя бабушка была дочерью одного из мастеров московского отделения фирмы Фаберже.  Для нашей семьи встреча с Валентином Васильевичем стала началом многолетней творческой дружбы.
В моей семье имя Фаберже никогда не было забыто, никогда не произносилось шёпотом, как запретное, и всегда упоминалось с чувством уважения и сопричастности. К радости  моей и бабушки мы нашли в Валентине Васильевиче человека, которому стало действительно ценно и важно узнать, запечатлеть и  сохранить факты и сведения об истории фирмы, которые ещё не были широко известны. Эти воспоминания вошли в один из первых фундаментальных трудов В.В. Скурлова, созданных совместно с Т.Ф. Фаберже и другими авторами  -«Фаберже и петербургские ювелиры». Ведь это дело настоящего историка – найти, сохранить, ввести в научный оборот. А Валентин Васильевич, что называется – историк от Бога! Найдя в своей деятельности интереснейшее направление  - историю фирмы Фаберже, он с подлинным энтузиазмом посвятил всего себя этой теме на многие годы.
Меня многое восхищает в Валентине Васильевиче. На наших встречах за семейным столом часами можно было с удовольствием случать его рассказы о его многочисленных исторических открытиях, о поездках, встречах, творческих планах. Проникая в очередной исторический период, Валентин Васильевич всегда прежде всегда опирается на цифры, статистику (а память у него отменная!), умея  создать из этого картину эпохи. Вот например, не просто любопытны, но и  весьма важны сведения о том, сколько стоили различные изделия  фирмы Фаберже, каково было  тогда жалование у людей разных сословий, и кто и что мог себе позволить.
Эрудиция Валентина Васильевича настолько велика, что в круг его интересов находится и музыка (он создаёт материал о музыкальных увлечениях Агафона  Фаберже), и ботаника (материал о цветочной теме в камнерезных изделиях Фаберже) и многое, многое другое.
Заслугу В.В.Скурлова в возрождении имен мастеров, связанных с фирмой Фаберже, трудно переоценить. Францу Бирбауму, Михаилу Перхину  посвящены фундаментальные исследования, которые изданы в виде прекрасных иллюстрированных  книг. Эти книги держишь в руках, читаешь и поражаешься, сколько  за этим труда, месяцев, проведённых в архивах, поисков, поездок, встреч.
Валентин Васильевич  объездил полмира, и целями его поездок прежде всего являются такие встречи, которые способствуют раскрытию дальнейших возможностей  и продвижению талантливых мастеров в регионах. В Екатеринбурге он бывал  неоднократно, чтобы лично вручить Ордена имени Фаберже и заслуженным, и молодым мастерам ювелирного искусства. Валентин Васильевич смог реализовать идею о Кавалерах Ордена Фаберже, при его личном содействии эти ордена были изготовлены, а присвоение и вручение их способствует утверждению  очень важной идеи – связи традиций прославленной на весь мир русской фирмы Фаберже  и достижений современных мастеров ювелирного и камнерезного искусства в России. Этой теме посвящено ещё одно фундаментальное  и богато иллюстрированное издание, созданное В.В.Скурловым -  «Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы».
Меня восхищает энтузиазм Валентина Васильевича, он всегда полон идей, творческих планов, он удивительно интересный человек, собеседник,  я благодарна ему за наши дружеские встречи, всегда дающие заряд творческой энергии.

Мозалевская Елена Кирилловна, октябрь  2017

Лобацкая Раиса Моисеевна,

В поисках истинного Фаберже - сюрреалистическая судьба в науке. К 70-летию Валентина Васильевича Скурлова

Лобацкая Раиса Моисеевна,
доктор геол.-мин. наук, профессор, член Союза дизайнеров России, зав. кафедрой геммологии ИРНИТУ, Иркутск


Как невероятно порой попадают в самую сердцевину расхожие метафоры? «Характер – это судьба!» Точнее о личности и судьбе Валентина Васильевича Скурлова -  признанного эксперта творчества К. Фаберже и других великих ювелиров эпохи русского модерна,  сказать невозможно.
От самой первой встречи с ним много лет назад у меня осталось странное впечатление, которое лишь слегка начало стираться с годами. Это было легкое  ощущение, замешанное на восприятии какой-то едва уловимой несовременности, сквозившей в его образе: чуть более медлителен, даже немного церемонен, чем это укоренилось в наш стремительный век, чуть более обстоятелен, чем этим же веком оказалось востребовано. И все же что-то в моем сознании тогда не склеивалось в целостную картину. Лишь много позже, когда за первой встречей последовали иные, затем переписка, а, главное, мною одна за другой были прочитаны его многочисленные  книги, заметки из архивов, присылаемые мне по случаю, я отчетливо поняла, с каким необычным человеком переселись мои пути.
В каком-то смысле Валентин Васильевич разминулся в пространстве Санкт-Петербурга со временем, шагнув, устремляясь в дали научного поиска, из рубежа ХХ-ХХI века на сто лет назад.
Редко кого из исследователей, даже бесконечно влюбленных в профессию и предмет своего научного притяжения, настолько затягивает водоворот давно ушедшей жизни, что люди, события той поры, их манера общения, увлечения, любови и ненависти, становятся близкими, своими, а собственная жизнь осязаемой частью чужой. Это совсем не редкость в среде актеров, когда работая над ролью, гении сцены отрешаются от реалий и уходят в жизнь своих героев. Среди исследователей мне с подобным феноменом случилось встретиться впервые.
С трогательными деталями, казалось бы, иногда даже малозначимыми, открывает Валентин Васильевич мир семьи Фаберже слушателям на своих блестящих лекциях. Мои иркутские студенты, с которыми он встречался дважды, оба раза воспринимали его рассказ так, словно бы он был реальным  персонажем тех, канувших в лету, событий. Нет, возраст здесь абсолютно ни при чем!
Это почти сюрреалистический мотив наяву. Так, глядя на старую, изрядно выцветшую фотографию, где в интерьере комнаты, каких сейчас нет, расположилось большое семейство, он поясняет зрителям не только сиюминутную сцену, но и обращается к почти интимным подробностям судеб персонажей, закрученных драматическим водоворотом истории. Да и сама комната  представляется невероятно знакомой раскрасчику, поскольку он упоминает предметы интерьера и другие уголки дома, оставшиеся за кадром.
Наблюдая за Валентином Васильевичем во время его лекций, я постоянно ловлю себя на мысли, что нет вопроса, на который он не сможет дать обстоятельный, не поверхностный ответ. При этом я хорошо знаю, что поиск новых деталей, фактов биографий, не атрибутированных вещей, да мало ли  еще чего, связанного с эпохой и именем К. Фаберже продолжается постоянно, никогда не  прерываясь. Жизнь подвижника? А почему нет, если речь идет о «штучном» ученом?
Семь лет назад Валентин Васильевич с моей легкой руки даже решился на поездку в Китай почти без колебаний. Веские причины: возможность узнать немного больше того, что уже известно о связях фирмы Фаберже с  этой восточной страной, занимавшей когда-то умы художников модерна. Вряд ли он тогда добрался до настоящих уникальных документов и фактов, но для человека, дышащего воздухом иной эпохи, сама аура места – глоток бальзама, за которым стоило преодолеть расстояния.
Спустя годы я поняла, насколько неоправданным оказалось то первое ощущение от «медлительности».  О чем это  я подумала?  О какой медлительности  может идти речь,  когда том за томом из под его пера выходят объемные книги - содержательные, фундаментальные, с уникальными фактами и фотографиями? Список публикаций убористым шрифтом на 15 страниц? Все это зримое свидетельство его неудержимой работоспособности и фундаментальности ученого, с юности и до своего 70-летия идущего единственным выбранным путем.
С Юбилеем Вас, Валентин Васильевич! Многие лета во славу Фаберже и истории искусствознания!




Валентин Скурлов в столице Урала.

Мое знакомство  с Валентином Скурловым произошло в 1996 году в стенах Музея истории камнерезного и ювелирного искусства, где была организована встреча Татьяны Фаберже, правнучки великого ювелира и Валентина Скурлова, историка ювелирного искусства, с коллективом музея, любителями ювелирного искусства, а также камнерезами и ювелирами Екатеринбурга. В рамках встречи были проведены экскурсии по музею, прочитаны лекции по истории фирмы Фаберже. Особый интерес вызвало сообщение Валентина Скурлова, его рассказ изобиловал множеством интереснейших фактов из истории ювелирного дела, об уникальной личности Карла Фаберже, его семье и мастерах: Франце Бирбауме, Михаиле Перхине, камнерезах-уральцах Дербышеве, Кремлеве, Куликове и других. Встреча проходила в душевной обстановке, Татьяна Федоровна с удовольствием отвечала на вопросы, была общительна и доступна. Мне захотелось сделать ей приятное и я подарил ей небольшую плакетку пейзажной яшмы в рамке, на память об Урале, которую сделал незадолго до этого.
А общение с Валентином Скурловым мы продолжили в 2001 г. в моей мастерской, куда он подошел с женой и сыном. Мастерскую я получил от Союза художников и работал там с напарником – камнерезом Дмитрием Емельяненко. Валентин Васильевич живо интересовался всем, что связано с процессом работы с камнем, как создаются камнерезные произведения, чем живут мастера, какие проблемы возникают и пр. Мы с Дмитрием показали свои новые работы, обсудили их с Валентином Васильевичем. Вызвала большой интерес фигурка Петра I, сделанная в технике объемной мозаики, в то время такие вещи были еще достаточно редки. Впоследствии эта работа была подарена президенту Путину.
В моей библиотечке в мастерской оказалась книга «Фаберже и русские придворные ювелиры», написанная В.Скурловым и Г.Смородиновой в 1992 году, так я получил первый автограф от автора, Валентина Скурлова, историографа фирмы Фаберже. Встреча закончилась фотографированием и оставила самые приятные впечатления.
В дальнейшем наше общение продолжилось, было много встреч, а переписка стала делом обыденным, особенно в эпоху интернета. Обмен информацией, новыми книгами, журналами – все это способствовало сближению и пошло на пользу общему делу.
Еще одним важным событием были встречи и общение в период подготовки и выхода книги «Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы», 2009 г., написанной В.Скурловым совместно с Т. Фаберже и В. Илюхиным. Презентация книги прошла в торжественной обстановке в музее и была встречена с большим энтузиазмом всем камнерезным сообществом. Мы, пожалуй, впервые имели возможность сравнить уровень современных мастеров камня с высочайшим уровнем исполнения фигурок К. Фаберже. К тому же мы получили своеобразную энциклопедию данного вида камнерезного искусства, за что особая благодарность авторам.
В 2010 году вышел из печати каталог коллекции камнерезных работ Николая Овчинникова, статью для которого написал Валентин Скурлов. А предшествовала этому также встреча, и снова у меня в мастерской, но уже в новой, домашней, в ходе которой я познакомил Валентина Васильевича с Валерием Шагаловым, который был вдохновителем и куратором издания каталога. Сам бывший геолог, геммолог и увлеченный коллекционер Валерий Шагалов и Валентин Скурлов быстро нашли точки соприкосновения
В результате статья в каталоге очень точно, деликатно и объективно показала уровень и достоинства коллекции камнерезного искусства известного коллекционера Н.Овчинникова.
      Надо сказать, что Валентин Васильевич легок на подъем, никогда не сидит без дела, его неутомимость в получении новых знаний просто поражает, это, кстати, всегда отмечала Светлана Семенова, автор книг о А.К. Денисове –Уральском. В настоящее время он готовит докторскую диссертацию по «Подаркам из Кабинета Его Величества. 1881 – 1917». Не стоит сомневаться, что эта диссертация будет являться значительным вкладом в изучение фирмы К.Фаберже,  которой Валентин Скурлов посвятил всю свою жизнь. Надо отдать должное и большому вкладу Валентина Васильевича в открытии новых имен современных талантливых мастеров, многих из которых он знает лично, а самые выдающиеся из которых отмечены наградами Мемориального фонда К.Фаберже.
Жуков Анатолий Иванович. Художник-камнерез, реставратор высшей категории. Екатеринбург, октябрь 2017 г.

    

Валентин Скурлов в НИИ ювелирной промышленности.

 Валентин Скурлов в НИИювелирной промышленности.

 Валентин Васильевич Скурлов пришел в ювелирную промышленность в очень сложное для нее время. Сложившаяся в стране экономическая ситуация заставила резко повышать цены на ювелирные изделия. Только за придшествующие его приходу два года цены возросли в четыре раза. В этих  условиях ювелирные предприятия были вынужденные изменять практически весь ассортимент выпускаемых изделий с целью снижения  цен на эти изделия.
Валентин Васильевич, который во ВНИИювелирпроме отвечал за изучение спроса на ювелирные изделия, должен был разрабатывать рекомендации предприятиям по развитию ассортимента. Простейшая рекомендация сводилась к предложению снизить вес выпускаемых изделий и упростиь их дизайн. Однако вскорее выяснилось, что в СССР к этому времени сложилась довольно большая группа населения с достаточно высокими доходами. Для этих покупателей требовались совершенно другие изделия: высочайшего дизайна, с широким использованием различных сплавов драгоценных металлов, драгоценных и полудрагоценных камней. И тогда вспомнили о российских ювелирах и о серебрянном веке российского ювелирного искусства.
Парадокс, однако, заключался в том, что советские ювелиры в это время практически ничего не знали о своих предшественниках. Достаточно привести такой пример. В середине 60-х годов представители одной из западных ювелирных фирм посетили Москву и в качестве подарка вручили руководству Союзювелирпрома книгу о фирме Фаберже. Руководство Союзювелирпрома переслало эту книгу во ВНИИюаелирпром, сообщив в сопроводительном письме, что книга должна храниться в сейфе директора ВНИИювелирпрома и пользоваться ею могут только руководящие кадры отрасли. Так как ведущие сотрудники ВНИИювелирпрома знали кое-что о знаменитых российских ювелирах, то они обратились к Генеральному директору "Русских самоцветов" с предложением освоить выпуск изделий в стиле Фаберже. Предложение было принято, но нужна была соответсвующая информация. И в этом вопросе неоценимую услугу предприятию оказал Валентин Васильевич. Глубоко заитересовавшись деятельностью фирмы Фаберже, он посетил множество музеев и архивных учреждений и собрал обширнейшую информацию об ассортименте выпускаемых этой фирмой изделиях. Разработанные им рекомендации позволили "Русским самоцветам" организовать выпуск изделий высокоэстетичных изделий, вызвавший большой и стабильный интерес у покупателей не только на внутреннем, но и на зарубежном рынке. Среди этих изделий, выпускаемых предприятием до настоящего времени, изделия камнерезной пластики, пасхальные яйца, эмалево-филигранные изделия, эмалевая миниатюра, изделия с гильошированной эмалью, серебряные фигурки животных и рыб для охотников и рыболовов. 
            Интерес Валентина Васильевича не ограничился только фирмой Фаберже. Он собрал обширную информацию и о других знаменитых российских ювелирах. Резуль
taты этой огромной работы позволили ему совместно с сотрудницей Исторического музея выпустить книгу " Фаберже и русские придворные ювелиры", из которой советский читатель впервые узнал о выдающихся отечественных ювелирах, таких как Сазиков, Овчинников, Хлебников, Болин, братья Грачевы.
Еще большее значение имеет изданная в 1997 году эциклопедическая книга " К. Фаберже и петербургские ювелиры". Собранная в этой книге информация настолько обширна и разносторонна, что трудно поверить, что она собрана одним человеком.
В 2012 году вышло второе издание этой книги, в которое включено множество дополнительных материалов. К работе по истории фирмы Фаберже Валентин Васильевич привлек талантливого художника Пeревышко А.И., который создал ряд замечательных портретов Карла Фаберже, членов его семьи и сослуживцев.  Упоминания так же заслуживает и капитальный труд об изделиях камнерезной пластики фирмы Фаберже и его последователей.
        Валентин Васильевич ведет огромную просветительскую работу  по истории  искусства, выступая с интереснейшими материалами в прессе ина телевидении. При его непосредственном участии перед главным зданием " Русских самоцветов" поставлен памятник Карлу Фаберже. Он привлек к активной деятельности в России Татьяну Федоровну Фаберже, благодаря которой мы имеем множество интереснейших документов о деятельности фирмы, ставших достоянием российского народа. В заключение хочется обратить внимание на один момент. Известно, что Карл Фаберже в течение многих лет реставрировал в Эрмитаже изделия скифских курганов, но этот вид его деятельности не нашел достаточного освещения ни в отечественной, ни в зарубежной литературе.
Валентин Васильевич находится в расцвете сил. И если бы он раскрыл эту сторону деятельности Фаберже, то мы бы узнали еще об одной грани Великого ювелира - ювелира-мастера
Профессор Высшей школы народного искусства  Комягин Ю.П., в 1977 – 1988 гг. директор Всесоюзного НИИ ювелирной промышленности.